Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Переименование улиц и площадей нужно   категорически запретить законом!

 

В Интернете я прочитал: «В центре Екатеринбурга, на пересечении улицы Московская и проспекта Ленина, начали вырубку Парка Коммунаров, перед этим переименовав его в Екатерининский парк. В настоящее время нетронутым остался лишь Вечный огонь: вся остальная территория огорожена забором, работы идут полным ходом. На месте парка "серый дом" планирует построить дорожную развязку, а сам парк объединить с соседним – XXII Партсъезда. По мнению общественников, вырубка парка незаконна и "серый дом" незаконно выдал на нее разрешение. В настоящее время активисты уже обратились в прокуратуру и вышли на одиночные пикеты. Кроме того, по словам общественников, проводить любые работы здесь – кощунство, поскольку непосредственно в парке есть захоронения 20-х годов, а также 40-х, предположительно времен Великой Отечественной войны».

Вырубку Парка Коммунаров и переименование его в Екатерининский парк я воспринимаю как грубое, необоснованное нарушение итогов Второй мировой войны, Гражданской войны, Первой мировой войны. В то же время я не возражаю против переименования площади Коммунаров в Верх-Исетскую площадь и считаю допустимым строительство храма святой Екатерины на месте здания бывшего Свердловского обкома партии. Еще в годы социализма я считал, что Свердловск должен называться Свердловоисетском, а Свердловская область – Исетской. (Исеть – река на Урале и в Западной Сибири, левый приток реки Тобол. – Прим. ред.) Я и сейчас считаю, что Свердловская область должна быть переименована в Исетскую. Местное радио должно называться «Радио России – Радио Исеть». Я сейчас не буду останавливаться на названиях городов Свердловск, Волгоград, Петербург, но не хочу скрывать, что в качестве каких-то главных официальных я предпочел бы такие, например, названия: Вятка, а не Киров, Гжатск, а не Гагарин, Ставрополь-на-Волге, а не Тольятти, Мелекесс, а не Димитровград. Но я не возражаю, например, против Мичуринска и Новосибирска. Не буду останавливаться на возможности какого-то параллельного существования разных названий одного населенного пункта.

Переименование улиц и площадей я воспринимаю как какое-то противоестественное действие. Нужно законом категорически запретить переименование улиц и площадей. Если есть желание увековечить память о человеке, который когда-то жил на данной улице, то надо дом, в котором он жил, преобразовать в мемориальный дом. В честь других людей надо устанавливать какие-то памятные сооружения. Еще в годы социализма я считал, что должны быть восстановлены дореволюционные названия улиц и площадей, за исключением церковных названий. Сейчас я мечтаю о восстановлении хотя бы некоторых дореволюционных названий. Например: Северная, а не Челюскинцев, Уктусская, а не 8-го Марта, Харитоновская, а не Шевченко. Не буду останавливаться на номерных названиях. Вместо существительного в родительном падеже должно быть прилагательное, например не улица Свердлова, а Свердловская улица. В честь отмененных советских названий должны создаваться памятные сооружения. Если улица несколько раз меняла свое название, то в каком-то определенном порядке должен вывешиваться перечень отмененных названий.

Памятники должны быть информативными, то есть на памятнике или рядом с памятником должны быть помещены биографические данные с перечнем государственных должностей, если данный человек их занимал. Памятник Ельцину должен быть в закрытом помещении. Памятник Свердлову (или мемориал Свердлова), по-видимому, тоже должен быть в закрытом помещении.

Независимо от переименования улиц в Екатеринбурге, я думаю, должны быть памятники Розе Люксембург и Карлу Либкнехту, Сакко и Ванцетти, Вайнеру, Марии Авейде (активная участница борьбы за установление Советской власти в Поволжье и на Урале.Прим. ред.) и Соне Морозовой (одна из первых уральских комсомолок, подпольно занималась работой в тылу Колчака, в 1919 году казнена белогвардейцами.Прим. ред.), должен быть мемориал, посвященный 28-й «железной азинской» стрелковой дивизии РККА и ее командиру Азину. Мечтаю о звуковых памятниках Чайковскому, Щипачеву, Куштуму, Бажову, Габдулле Тукаю, Мустаю Кариму, песням Родыгина, отдельным песням из репертуара Уральского народного хора, песням оренбургских и уральских (яицких) казаков, культурам – русской, украинской, белорусской, татарской, башкирской, марийской, мансийской, возможно, еще каким-то культурам.

 

Олег Павлович Брянский,

работающий пенсионер

 

Екатеринбург