Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 «Всё пошло путем мимо левого фланга»

О ситуации с памятником павшим за власть Советов в 1993 году

 

28 марта 2017 года состоялось очередное собрание правления Фонда памяти павших защитников Верховного Совета. Среди рассматриваемых вопросов было обсуждение поведения А. Бусел, разославшей свою статью «Памятник павшим за власть Советов – «Богородица с омофором»?» с фотографиями макета памятника, а также обсуждение ситуации в Фонде, сложившейся в связи с этим проектом творческой мастерской «Артпроект» под руководством Е. Королева.

Большинство правления Фонда проголосовало за предупреждение А. Бусел, нарушившей статью 11 устава Фонда, требующей «выполнять решения руководящих органов Фонда», а конкретно – выполнять решение о том, что нельзя нигде распространять фотографии предварительного макета памятника «Богородицы с омофором». По словам председателя Фонда М. Смирнова, «дисциплина должна быть воинской: устав – решение – выполняем. Шаг влево, шаг вправо – к стенке».

В ответ на это А. Бусел заявила, что не слышала такого решения, а на общем собрании председатель Фонда запретил обсуждать макет памятника: будете обсуждать на улице. «Вот мы и обсуждаем. Народ должен знать, какой памятник нам готовится?.. А как можно обсуждать памятник, не видя макета?.. Моя задача была собрать отзывы участников обороны Дома Советов об этом памятнике, чтобы предъявить их Вам… Вы обвиняли меня в том, что на том собрании 40 человек были за [памятник Богородицы], одна я – против».

Председатель М. Смирнов сообщил, что на том собрании «было половина зала товарищи из Московского полка особого назначения им. Верховного Совета во главе с Шубочкиным, казаком, который возглавляет после Маркова этот полк. И они молча посмотрели, а после сказали – годится».

А. Бусел: «Этот памятник раскалывает нас на православных и всех остальных… А что делать неправославным?»

Участник Фонда П. Щеглов напомнил о том, что соблюдение дисциплины касается всех, в том числе и самого председателя. «С этим проектом памятника мы, я думаю, все виноваты. Потому что всё впопыхах было… Я, например, этот проект памятника увидел только на ежегодном собрании. И к этому надо бы подходить более аккуратно и хотя бы предварительно собравшись обсудить всё… Меня не устраивает тоже [эта скульптура Богородицы]».

Председатель Фонда заявил, что «многих других устраивает». Он напомнил слова из завещания несдавшихся защитников Верховного Совета: «Не дайте затоптать великую православную веру…». После этого начался спор о том, что же мы защищали в 1993 году – православную веру или Советскую власть.

П. Щеглов еще раз напомнил о том, что обязательно должен быть конкурс проектов памятника, а это значит участие не одной мастерской, а нескольких. Поэтому ничего другого не остается, как делать всё, чтобы деньги в Фонд поступали. А для этого надо, чтобы информационная блокада в отношении Фонда была снята, и получить выход на определенную аудиторию, чтобы левый электорат, который заинтересован в памятнике, знал о том, что существует Фонд. Вот и получается: первое – собирать деньги, второе – будет объявлен конкурс и на его основании комиссия будет определять, какой памятник из трех или четырех будет поставлен.

М. Смирнов: «Мы-то должны свой проект представить и за него стоять».

П. Щеглов: «Еще нужно деньги собрать… и параллельно работать над всякими проектами памятника».

М. Смирнов: «Вот в таком направлении и договорились. Дорабатываем этот проект [Богородицы], а кто не согласен, пусть работает и представит нам другой».

А. Меллер: «То есть предполагается, что мы приняли этот памятник [Богородицы] как проект, а все остальные, кто не согласен, обсуждайте свои проекты где-нибудь в сторонке?! Ведь к этому дело идет».

П. Щеглов: «Расширять круг людей, которые знают о Фонде, надо… мы крутимся в одном и том же узком кругу… Печатные издания на левом фланге, которые… с симпатией относятся к Советской власти – но ведь на этой аудитории о нас ничего не знают… За эти годы не удалось эту стену прошибить».

А. Кузнецов: «Я скажу… благодаря чему этот проект [Богородицы] возник. Я скажу честно, благодаря чему он возник. Когда я вернулся из Новороссии, через Стрелкова я вышел на (его) окружение… То есть всё пошло путем помимо левого фланга. Это достигнуто за счет того самого расширения нашего круга общения, который у нас за 20 с лишним лет сложился… Вышли на Стрелкова, вышли на его окружение, и отсюда появилась возможность создать памятник… Вот мы предлагаем то, что у нас есть реально. Если есть другие  реальные предложения – пожалуйста».

А. Меллер: «Мне этот памятник не нравится, самостоятельно я сделать другой памятник не могу. Обсуждение здесь этого памятника, даже идеи памятника, не проводится. И что?»

М. Смирнов: «Вам не нравится, тому нравится…»

П. Щеглов: «Есть идеи у многих, но они не работают в мастерской художественной. А здесь надо работать с мастерской, предлагать идеи… Они есть и у меня, и у других».

А. Бусел: «Кто выбрал такой памятник, именно такой проект?»

М. Смирнов: «Они – мастерская [Е. Королева]».

А. Бусел: «Они нам навязывают свой памятник… И как эта Богородица будет смотреться рядом с памятником героям Красной Пресни? Там – восстание, а здесь – похороны… Мы хороним Советскую власть…»

М. Смирнов. «Найдите мастерскую, которая примет ваши идеи…»

П. Щеглов: «Дорогие, давайте так: соберем деньги, поставим для начала закладной камень...»

 

***

Резюме: когда «левые» молчат, вместо них решают дело православные.

 

Анна Бусел