Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 Мелеет река счастья и любви

 

 Сейте разумное, доброе, вечное!

Н.А. Некрасов

 

Думая о счастье и любви в свои 79 лет, я как-то вспомнил об ощущениях далекого детства. Очень хорошо помню, как дорого ценилась людьми жизнь возле речки или хотя бы в пределах досягаемости. Общение с рекой даже при наличии многих неприятностей давало ощущение, близкое к счастью. И эту любовь к реке я наблюдал у людей любого возраста. И еще запомнилось мне состояние тревожности и беспокойства, когда река мелела в засуху. Был даже страх утратить, пусть ненадолго, эту благодать.

И стоило мне само счастье уподобить реке, как благодати, я с ужасом заметил, как обмелела сегодня эта река. Последнюю точку в этом вопросе поставил мой друг, профессор военно-полевой терапии Михаил Михайлович Кириллов. Ему недавно исполнилось 84 года. Он написал очерк под названием «Перерождение» и в предисловии к нему предельно доходчиво объяснил, как он был счастлив, живя и работая в Советском Союзе. Здесь я публикую это предисловие целиком.

 

Предисловие

Прежде я был счастливым человеком. Любил свою врачебную профессию и свою семью. И хотя пережил мальчишкой войну, а позже – непростую жизнь военного человека, я был счастлив, как мог быть счастлив обыкновенный человек, у которого было главное – РОДИНА.

Я годы не считал. Жил, как пел, и дарил эту свою радость любимым, родным, учителям, друзьям и больным, которых лечил. Быть коммунистом было для меня призванием. Таких, как я, было много, хотя, может быть, кто-то, как я теперь понимаю, таким только казался.

Я объездил почти всю страну, видел ее трудности и противоречия, о многом задумывался, и, конечно, многое, не устраивало меня, но в целом биение сердца Родины совпадало с ритмом моего собственного сердца, требуя только преданности.

Аритмия в жизни страны началась, наверное, уже давно, но я в своей счастливой занятости почувствовал ее системность лишь с начала 80-х годов. В обществе и партии появилась какая-то духота, приостановилось движение, словно в родниковой воде появилась примесь отравы. С этого времени и началась эта моя хроника, хроника прозрения. Оно происходило постепенно и трудно.

Из разрозненных наблюдений, рождавших нарастающую тревогу, складывалась доказательная диагностика перерождения, злокачественного процесса, поразившего страну. Я – врач. И хроника эта – в сущности, дневник истории болезни. Только пациент особый – Родина. Быть коммунистом, когда народ в массе своей живет хорошо, – несложно, оставаться коммунистом, когда народ бедствует и корчится в рыночных муках, гораздо труднее. Многие за эти годы оставили свое советское прошлое без сожаления, погрязнув в заботе о своем кармане, многие отошли, ослабли, потеряли ориентиры. Нас, коммунистов, немного осталось. Тем каждый нужнее.

Кому этот дневник? Тем, кому больно видеть происходящее, тем, кому нужно помочь разобраться, тем, кто может быть полезным в борьбе за власть трудящихся.

 М.М. Кириллов, профессор 

Саратов, 2017 г.

 

По прочтении этого текста в состоянии взволнованности я сделал вывод: Родина, переставшая быть Советской, лишает преданных ей граждан возможности быть счастливыми.

Теперь о любви. Речь о той любви, когда восхищение друг другом у мужчины и женщины имеет результатом те интимные отношения, которые служат продолжению рода. Эта сакральная область человеческих отношений имеет в основании мужскую и женскую половую организацию. Будучи по природе самыми важными для человека, половые отношения влияют на очень многое в жизни.

В процессе социализации отношения между полами претерпели эволюцию от самых примитивных, как у животных, до крайне утонченных и романтических. Литературным образом самых возвышенных отношений служат описанные в новелле Александра Куприна «Гранатовый браслет».

Наблюдая современную жизнь как таковую, а также ту, что показывает нам всемогущее ТВ, легко убедиться, что на фоне призывов к бесконечным удовольствиям любовь всё чаще сбрасывает романтические одежды и превращается в банальный секс.

Вспоминая оставшуюся вдалеке дворовую жизнь, поражаюсь тому, как при полном господстве сексуальной лексики среди мужского населения оставалась возможность предаваться любви вполне романтической. Полагаю, что этому способствовала позиция СМИ и литературы, где не допускалось разгула непристойности под флагом правды жизни. В Советском Союзе было много секса, но ему было указано свое место. И как показали события 30-летней давности, абсолютно правильно. Вседозволенность привела к тому, что секс ломанулся во все области  нашей жизни. Неразборчивой публике это импонирует, на чем и процветает сегодня шоу-бизнес...

 А вот что пишет Ошо в книге «Я говорю вам»:

«Вы встречаете женщину, вы вообще не думаете о сексе. О сексе думают только патологические люди, здоровые люди вообще не думают о сексе. В них нет такой потребности. Вы наслаждаетесь красотой женщины, ее лицом, ее глазами, ее пропорциями, вы просто захвачены ее существом… Вы испытываете к ней очень сильный интерес, но совершенно невинным образом. В вашем уме не возникает никакого планирования, никакого будущего, тогда это девственные отношения. В один прекрасный день любовь может случиться… когда вы слушаете музыку, танцуете вместе, любовь может возобладать вами обоими: и вам захочется заняться друг с другом любовью. Но даже тогда в вас не будет возникать никакой идеи – в этом не будет никакого ума. Ваш ум будет невинным, тогда это будут девственные отношения» (Ошо «Я говорю вам», т. 1, 1998 г., с. 48).

Скажу прямо и с сожалением о том, что наши мужчины в огромном большинстве это не воспринимают. Они живут под властью рефлексов. И эти рефлексы всё время подпитываются жизнью и всяческого рода макулатурой, включая СМИ и шоу-бизнес. И приходится удивляться и восхищаться человеческой природой, которая способна противостоять нынешней секс-вакханалии, потому что и раньше, и сегодня есть люди, к которым не прилипает грязь.

Полагаю, мораль моего опуса ясна. Я считаю, что, несмотря на разгул секса «сверху», надо сопротивляться ему «снизу». Как говорится, из уст в уста, пытаясь дразнить профанов теми «эксклюзивными» ощущениями от любви, которую можно обрести при избавлении от господствующих примитивных рефлексов.

Наверное, это труднее, чем избавиться от алкоголизма. И я полагаю, что первенство здесь следует отдать женщине, которая, как никто другой, может подвигнуть близкого ей мужчину к таким «подвигам» на фронте интимных отношений. Уверен: такое существует в жизни, но не для посторонних глаз.

 

Лев Сергеевич  Козленко,

 кандидат медицинских наук

Саратов