Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

ВОЗГОНКА ДУХА ПАМЯТЬЮ О ЖЕРТВАХ

Предельный смысл Бессмертного Полка, выражающийся в ЕГО сакральной святости, существенно укрепил и зримо дополнил чувствами празднование Великой Победы. Но мы знаем, что со временем накал народной памяти, а значит, и чувств людей может остывать, уступая место обыденности. То, о чём мы хотим сказать, хорошо иллюстрируется ходом партийного обюрокрачивания празднования Великой Октябрьской социалистической революции. Достаточно вспомнить, как для обеспечения массовости народных шествий и присутствия на торжественных заседаниях шла в ход так называемая обязаловка административного ресурса. Всё это кончилось утратой Советского строя.

Спрашивается: а как противостоять этому, казалось бы естественному, остыванию чувств? Вот мы упомянули о партийной бюрократии, но она обеспечивала коллективные мероприятия. Можно, конечно, сказать, что компартия не сумела своими топорными действиями поддерживать на достаточном уровне истинные ценности социализма. Но, с другой-то стороны, есть суверенная территория личности. Если гражданин Советского Союза начинает прохладно относиться к завоеваниям Великого Октября, не означает ли это, что имеет место естественный процесс снижения остроты переживания Великого события по мере его удаления во времени, несмотря на трескучие политические призывы?

Остановимся на памяти об огромных жертвах Великой Отечественной. В последние три года эта память получила мощный импульс в связи с рождением Бессмертного Полка. Ощущение прямого родства со всеми, кто добывал Победу, в первую очередь с погибшими и вернувшимися с войны победителями и, конечно же, всеми тружениками тыла, без которых победить свирепого фашистского зверя было бы невозможно, сделало шествие не только грандиозным, но духовно наполненным. Эту чистую струю я почувствовал сам, участвуя в шествии. И не только я, но ходившие с Полком заметили, что в этой новой социальной общности люди ведут себя достойно, не выражаются нецензурно, не приходят нетрезвыми. Они в присутствии ликов героев, словно перед иконами, вспоминают лучшие свои качества.

И вот вопрос чрезвычайной важности: как с учётом вышеизложенного праздновать Победу в семье.? В народе бытует слово отметить, и подавляющее большинство прибегает для этого к спиртному. Произносятся тосты за Победу, за павших и живых, поются песни. Ещё до Бессмертного Полка такой незадачливый ритуал показался мне архаичным и несоразмерным величию события. Дико, но иные полагают, что адекватным великому празднику будет напиться до бессознания. Не абсурд ли это? Как же нам переломить деспотическую традицию, облагородить её? Если коротко, то надо исключить алкоголь. Утопия? Не торопитесь с выводами. Дело в том, что алкоголь, будучи наркотическим веществом, нарушает подлинность и полноту переживания события, искажает чувства. Святость, о которой мы говорили выше, этого не терпит. Великую Октябрьскую тоже отмечали вином да водкой, и где они – великие завоевания? Бессмертный Полк показал мне, что слово отметить по отношению к великому событию категорически не годится и должно быть заменено словом пережить. Участие в Бессмертном Полке вполне решает эту задачу. Ну а как быть в домашней обстановке, на суверенной территории личности?

В семьях, привыкших к застольям со спиртным, переход к трезвости будет означать, по сути, маленькую социальную революцию, а при достаточно широком распространении этой новой супертрадиции – масштабную революцию Духа снизу.

И дело вовсе не в замене спиртного чем-то вроде минеральной воды. Совсем нет! В семье или в небольшом коллективе кто-то должен вдохновиться событием так, чтобы товарищи, слушающие рассказ, иллюстрированный фото-, аудио- и видеоматериалами, почувствовали неуместность спиртного в данной ситуации. К такому подвигу надо хорошо готовиться, используя технический уровень нынешней жизни. Подлинность переживания Великой Победы, его сила и глубина явятся залогом успешной возгонки духового начала человека, его нравственного восхождения с отторжением разного рода порчи. И в этом предельный смысл Бессмертного Полка.

 

 

 

 На фото автор с дочерью

 

Лев Козленко

 Саратов