Главная       Дисклуб      Материалы всех  конференций   

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: КРОН

30 ноября в Москве прошел Конгресс работников образования, культуры, науки и техники (КРОН). В его работе приняло участие около 450 человек из многих регионов России. В президиум конгресса вошли известные политики, общественные и профсоюзные деятели: А.В. Бузгалин, председатель общественного движения «Альтернативы»; В.Я. Вдовин, заместитель профсоюза работников РАН; О.Г. Дмитриева, заместитель руководителя фракции "Справедливая Россия" в Государственной Думе VI созыва, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам; Полока Г.И., советский и российский кинорежиссер; О.Н. Смолин, депутат Госдумы, первый зампред Комитета Госдумы по образованию, председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»; Л.С. Фомина, председатель Московской городской территориальной организации российского профсоюза работников культуры; Д.Б. Эпштейн, сопредседатель Координационного совета СПб Союза ученых, и др.

Конгресс был посвящен актуальным проблемам защиты науки, культуры и образования в России, выработке стратегии и тактики в борьбе за сохранение и развитие этих важнейших сфер общественной жизни.

В ходе конгресса была создана Коалиция работников образования, науки и культуры, представителей инженерных сообществ, объединяющая общественные организации, активистов и экспертов в области образования, науки, культуры, инженерного творчества. Был также избран Координационный Совет Коалиции и принята Резолюция.

                

  Резолюция

(принята за основу)

Конгресса работников образования,

 науки и культуры, представителей инженерных сообществ
«России – приоритетное развитие образования, науки и культуры!»

Москва 30 ноября 2013 г.


Экономическая и социальная политика, проводимая в Российской Федерации, и в частности политика в таких сферах, как образование, наука, культура, приводит к деградации человеческих качеств и общества, приводит к упадку технологий: по индексу человеческого развития и другим качественным параметрам Россия не входит в ряд развитых стран. Это положение ухудшается на протяжении более 20 лет. Некоторые новые законы, указы президента, решения правительства усугубляют критическую ситуацию.

Образование и наука, инженерное и художественное творчество – это сферы, обеспечивающие развитие личности, прогресс общества и технологий. Это не только высшие ценности нашей страны, но и главное средство для прогресса и успешности в современном мире. Торможение развития этих сфер бьет по всему обществу и экономике России.

Проводимый господствующим экономическим и политическим классом курс ведет к деградации человеческого потенциала в нашей стране и должен быть изменен!

Для этого в нашей стране имеются необходимые человеческие, природные и финансовые ресурсы, но отсутствует адекватная система отношений и институтов, обеспечивающая реализацию стратегии приоритетного развития человеческих качеств как высшей ценности и главного источника прогресса экономики и общества, превращения России в одну из наиболее развитых стран мира.

Учитывая ключевую роль образования и культуры, науки и техники в решении проблем нашей страны и резкое обострение в последнее время противоречий в этих сферах, мы, участники Конгресса,

выступаем за:

• приоритетное развитие образования, культуры, науки и высоких технологий;

• их государственную и общественную поддержку, радикальное увеличение их финансирования;

• общедоступность образования и культуры;

• сохранение и развитие научного, технического, культурного и духовного потенциала народа нашей страны;

выступаем против:

• приватизации и массовой коммерциализации этих сфер;

• необоснованных законов об образовании, о Российской академии наук, о внедрении ювенальных технологий, принятых без учета основных запросов профессиональных сообществ. Реализация этих законов приведет к далеко идущим негативным последствиям для страны;

• ликвидации традиционной отечественной системы инженерного образования;

• деградации духовных и нравственных ценностей.

Для изменения проводимого нынешней властью курса необходимо организовать систематическое демократическое давление со стороны гражданского общества России на правящую экономическую и политическую элиту, ответственную за этот курс. Мы поддерживаем прогрессивные силы, действующие в государственной системе управления и в бизнесе.

С этой целью мы, участники Конгресса, инициируем создание Коалиции работников образования, науки и культуры, представителей инженерных сообществ, объединяющей общественные организации, активистов и экспертов в области образования, науки, культуры, инженерного творчества и способной осуществлять такое давление и такую поддержку.

 

Коалиция будет решать следующие задачи:

• разработка концепций, стратегий, практических предложений, обеспечивающих создание институтов, гарантирующих достижение названных выше целей и соблюдение названных интересов;

• научная экспертиза проектов решений власти в области образования, науки, техники и культуры;

• оказание систематического воздействия на власть для достижения целей Коалиции через механизмы гражданского общества;

• формирование широких общественных сетей для консолидации усилий научного, образовательного, инженерного и культурного сообществ с иными общественными силами;

• организационная, просветительская, научно-исследовательская деятельность, обеспечивающая реализацию поставленных целей.

Создаваемая Коалиция будет содействовать разработке и реализации обоснованной концепции развития науки и техники, образования и культуры, которая станет важным слагаемым общей стратегии развития нашей страны, обеспечивающей приоритетное развитие человеческого потенциала в Российской Федерации.

Мы уверены, что Коалиция работников образования, науки и культуры, представителей инженерных сообществ займет важное место в сети общественных движений и организаций, отстаивающих гражданские и социальные права россиян, выступающих за превращение России в одну из ведущих стран мира, и приглашаем все заинтересованные структуры к диалогу в этих целях.

Для осуществления этой работы Конгресс создает Координационный совет, призванный начать формирование широкой Коалиции посредством привлечения различных общественных организаций, а также активистов и экспертов.

С целью общественной экспертизы разрабатываемых и принимаемых властными структурами решений Конгресс считает необходимым сформировать Научный экспертный совет из числа наиболее авторитетных и профессиональных представителей научного, образовательного, инженерного и культурного сообществ. Мы обращаемся к президенту РАН В.Е. Фортову с предложением оказать содействие созданию и деятельности этого Совета и поддержать проведение работ по теме «Стратегия России, обеспечивающая приоритетное развитие образования и культуры, науки и техники».

 

 

НИКТО НЕ ДАСТ НАМ ИЗБАВЛЕНЬЯ…

 Состоявшийся 30 ноября Конгресс работников культуры, образования, науки и техники (рабочее название – КРОН) и создание одноименной Коалиции стали, на мой взгляд, одними из немногих обнадеживающих событий в тухлой политической недвижности 2013 года.

Мой оптимизм зиждется как на анализе неких объективных переменных, так и на личном опыте участия в аналогичных проектах.

Начнем с анализа объективных факторов.

Вряд ли у кого-то вызовет протест тезис о том, что роль интеллигенции в общественном производстве постоянно возрастает и будет продолжать расти дальше. Следовательно, потребность именно этого класса (для любителей классической терминологии – прослойки) в осознании своих специфических (классовых, прослоечных) интересов, в превращении из класса (прослойки) «в себе» в нечто «для себя» неизбежно, вне зависимости от чьей-либо индивидуальной или групповой воли, развивается и уточняется.

Интеллигенция уже давно пыталась выразить свои интересы путем создания ряда специфических корпоративных общественных организаций: профессиональные союзы учителей или врачей, творческие союзы, разного рода научные и инженерные общества.

Наконец, сама по себе Академия наук в ее российском варианте – это квинтэссенция общественно-полезного существования интеллигенции, это организационно-социальная форма, в которой значительная часть интеллигенции за три столетия кристаллизовала свои представления о наиболее эффективном способе своего профессионального и социального существования.

Именно поэтому упорные попытки российских высших должностных лиц разрушить эту форму были восприняты столь болезненно и вызывали столь отчетливую протестную реакцию.

Однако, как показал постсоветский опыт, специфические корпоративные организации не в состоянии ни защитить созданные интеллигенцией организации, ни в полной мере выразить ее социальные (классовые) интересы и потребности. Наиболее свежий пример – «реформа» всё той же Академии, фактически превратившаяся летом – осенью 2013 года в жаркую социальную битву, которую интеллигенция с треском проиграла госчиновникам.

Во многом именно поэтому будут появляться общественные организации и движения типа КРОН. Их время пришло.

Мне могут возразить: мол, создавались, к примеру, Конгресс  интеллигенции  РФ (далее – КИ) и подобного рода структуры и что там они навыражали и назащищали?

Во-первых, создание и даже существование подобных квазиструктур, таких как КИ, созданный, если мне не изменяет память, еще в 1997 году экс-главой администрации Ельцина С. Филатовым, ничего иного не подтверждает, кроме выдвинутого выше тезиса о том, что интеллигенция нуждается в специфических формах выражения своих социальных интересов. И во-вторых, власть всегда будет пытаться оседлать эту потребность и предложить интеллигенции готовые квазиформы. Кстати, КИ, будучи полностью управляемым сверху и либеральным по мировоззренческим ценностям, благополучно скончался, не прожив и трех организационных лет.

Второй мощный «замах» был предпринят в 2001 году, когда был создан «Конгресс работников науки, техники, образования, здравоохранения и культуры». Тогда лидерами русской интеллигенции заявляли себя Е. Драпеко, В. Илюхин, Ю.  Савельев, С. Глазьев, спикер Госдумы Г. Селезнев, вице-спикер Госдумы Г. Семигин и др. Как и предыдущая, попытка окончилась ничем.

Итак, есть потребность в выражении собственных интересов. В онтологически антиинтеллигентскую эпоху Путина стало как-то особенно понятно, что спасение разума есть дело рук самого разума.

И вот возник КРОН. Что отличает его, скажем, от пресловутого КИ?

Во-первых, яркое многоцветье лидеров КИ было абсолютно бессмысленным с точки зрения социальной борьбы – никто из них не собирался ничего выражать и ни за что бороться. КИ был просто собранием vip-персон, каждая из которых в своей профессиональной деятельности (научной, культурной или образовательной) имела определенные общественно и профессионально признанные достижения.

В отличие от этого лидеры КРОН (А. Бузгалин, Б. Кашин, О. Дмитриева, О. Смолин, Л. Фомина, В. Вдовин. Д. Эпштейн и др.) прошли достаточно тяжелый «штучный» отбор. За плечами каждого годы и десятилетия реальной, тяжелой борьбы за выражение интересов тех или иных подотрядов интеллигенции, борьбы, наполненной как серьезными достижениями и яркими победами, так и тяжелыми ошибками и разочаровывающими поражениями.

Кроме того, что немаловажно для интеллигентского сообщества, ни один из них не является и не являлся чиновником – это раз. И каждый является успешным профессионалом в своей области деятельности. Это два. Хорошо, если бы подобного рода критерии отбора лидеров интеллигентских сообществ (профессиональная успешность + минимум соприкосновений с госмашиной + желание и умение бороться за «други своя») сохранялись и впредь.

Во-вторых, организаторы КРОН сумели задать определенный и вполне соответствующий нынешнему общественному мейнстриму политический вектор, объединив в своих рядах часть видных политиков из КПРФ и «Справедливой России» с профсоюзными и протестными организациями интеллигенции. О необходимости создания подобной широкой левоцентристской коалиции «ЭФГ» писала еще перед выборами 2007–2008 и 2011–2012 годов.

В этой связи несколько, как мне представляется, полезных замечаний о возможных направлениях будущей деятельности.

Первое и очень важное. Специфика развития России привела к тому, что в настоящее время большинство представителей интеллигенции: врачи, педагоги, значительная часть научных работников и работников культуры – всё еще формально продолжают оставаться госслужащими. И эта ситуация очень сильно отличатся от положения дел с рабочим классом и рабочими, которые в большинстве своем уже трудятся на предприятиях тех или иных частных собственников.

В этой связи возникает вполне очевидная необходимость разработать и внедрить систему социальной защиты тех представителей интеллигенции, которые, будучи работниками бюджетных организаций, пытаются осуществлять протестную активность и поэтому неизбежно вступают в конфликт с представителями администрации, иначе говоря, со всемогущей государственной машиной.

Иными словами, любой представитель интеллигенции, занимающий ту или иную должность в госструктурах (преподавателя в вузе, педагога в школе, руководителя научной лаборатории или направления или зав. отделением в больнице), уязвим по отношению к административному давлению, и очень уязвим.

Пока борьба происходит, так сказать, на «небольших оборотах», пока между руководителем и подчиненным еще остаточно функционирует буфер профессиональной или общеинтеллигентской этики, существующих механизмов защиты, возможно, будет вполне достаточно. Однако если дело дойдет до серьезного противостояния, то... сами понимаете…

Это обстоятельство, вне всякого сомнения, будет ограничивать (и ограничивает в настоящее время) протестную активность и уменьшать возможность для политического маневра.

Самый характерный пример последних лет – конфликт вокруг Академии. Являясь де-юре сотрудниками бюджетной сферы, академики пытались сохранить не только хотя бы какую-то степень самостоятельности, но и де-факто сложившийся статус, по сути, общественной организации, созданной и управляемой самой интеллигенцией по своим собственным фактическим нормам и в соответствии со своими ценностями. Что из этого получилось – видели все.

Путинское государство возжелало установить формальный и фактический контроль и над этим небольшим уникальным заповедником реального общественного сектора, который уже не был вполне государственным, но и не хотел становиться частным. В эти тонкости Кремль входить не пожелал, применил тактику грубого нажима, чем, вне всякого сомнения, на долгие годы демотивировал многих научных работников.

Кстати, руководство страны в конце эпохи СССР в этом смысле повело себя умнее: оно начало осознавать, что Академия так и должна существовать – в качестве всё меньше и меньше управляемой государством и всё более самоуправляемой организации, но получать при этом определенные бюджетные средства.

Опыт последних советских лет вполне может быть формализован в будущих битвах за Академию. Академия наук должна стать финансово независимой от метаний и зигзагов текущей госвласти. В том смысле, что финансовый минимум, выделяемый ей под ее нужды, прежде всего под фундаментальные исследования, не должен зависеть ни от каких конкретных должностных лиц государства. Скажем, 1–2 (3...) процента от ВВП должны автоматически (при любом президенте: Путине, Собянине, Смолине, Дмитриевой, Этманове и др.) передаваться в распоряжение не контролируемого государством руководства Академии без всяких условий и оговорок. А вот за программы, нужные и заказываемые государством, оно должно платить отдельно, всякий раз формируя те или иные взаимные договорные обязательства, в которых могут быть заложены мотивирующие стимулы и предусмотрены санкции за невыполнение…

Впрочем, вернемся к теме социальной защиты протестных активистов из рядов интеллигенции. Понятно, что существующие профсоюзные организации в ряде случаев не смогут оказать достаточную поддержку своим членам, ибо система административного давления может быть выстроена и так, что не будет нарушать норм трудового законодательства.

Итак. Нужна межпрофессиональная мобильная и действенная система защиты тех, кто будет бороться за наши общие интересы (отсюда, кстати, следует вывод о том, что руководство КРОН должно обязательно включить в себя людей, полностью независимых от нахождения в госмашине и не связанных никакими материальными или должностными интересами, то бишь имеющих минимум «болевых точек», на которые государству легко и удобно будет надавить в нужный для него момент).

 

«ЭФГ» в этой связи запускает долгосрочный проект-конкурс по выработке предложений: как разработать систему мер социальной защиты протестных активистов.

 

В качестве одного из направлений в рамках данного проекта представляется особенно актуальной работа по созданию альтернативной общественной системы оценки деятельности интеллигенции во всех сферах активности.

Дело в том, что в современных российских условиях одним из главных орудий политической расправы становится система оценки профессиональной деятельности (научного работника, педагога, врача, деятеля культуры), которая всецело отдается на откуп администрации учреждений и организаций, то есть всё той же государственной машины. И очень часто любой, кто осмеливается тем или иным способом выступать с протестных позиций, при переквалификации рискует получить неудовлетворительные оценки, позволяющие применить по отношению к нему санкции, вплоть до увольнения. В той части, в которой подобная оценка касается деятельности целых организаций, ситуация еще более вопиюща. На конгрессе об этом говорили много, приводили и конкретные примеры закрытия важных и перспективных организаций в области науки и культуры только потому, что критерии оценки эффективности деятельности были всецело отданы в руки представителей госвласти.

С моей точки зрения, единственной возможностью бороться со складывающимся положением вещей является скорейшее создание эффективной системы общественной оценки деятельности и придание ей статуса, как минимум равноправного по отношению к статусу государственной оценки.

 

Это второй проект-конкурс, который мы предлагаем нашим авторам: присылайте свои предложения по созданию действенной системы общественной оценки деятельности научных работников, педагогов, работников культуры, врачей, инженеров, которая могла бы осуществляться профессиональными сообществами с помощью и посредством общественных организаций независимо от государственной власти.

 

На КРОН не раз звучало предложение создать общественную систему оценки госслужащих.

(Вполне логично. Если чиновникам государства, в подавляющем большинстве случаев не обладающим профессиональными знаниями достаточного уровня, чтобы оценивать работу высоких профессионалов в той или иной области, тем не менее, дано право оценки всех и вся, то общество может и должно создать, а затем легитимизировать собственную систему оценки чиновников снизу доверху.

Технически ничего запредельно сложного в этом нет: просто надо довести технологии разнообразных интернет-опросов и голосований (базис) до совершенства и соединить с процедурой принятия общественных решений по тем или иным должностным лицам (по их оценке) и системой мер по обеспечению выполнения принятого решения. Любопытным направлением работы представляется абсолютный общественный бойкот решений того или иного госчиновника после принятия общественного решения о его негативной оценке.)

 

Во исполнение данного пожелания КРОН мы запускаем для наших авторов третий проект – создание эффективной системы общественной оценки государственных чиновников любого уровня.

 

Таковы наши первые предложения для КРОН. В целом же еще раз повторюсь: налицо очень и очень позитивные ощущения, которые в последние годы, увы, так редко случаются.

Само собой разумеется, что в 2014 году мы предполагаем широко освещать деятельность КРОН, по мере сил оказывать информационную поддержку его начинаниям и осуществлять информационную защиту его активистов.

В этой связи мы расширяем ведущийся нами «Список уничтоженных предприятий», распространяя его на сферы науки, культуры и образования. Пожалуйста, сообщайте нам о произошедших или готовящихся случаях уничтожения (закрытия, перепрофилирования, принудительного банкротства) учреждений науки, культуры или образования. Постараемся сделать всё, что сможем. Потому что в каком-то смысле КРОН есть и наше детище, плод нашей публикационной активности в течение последних 5–6 лет.

 

Алексей Петрович ПРОСКУРИН,

главный редактор «ЭФГ»