Главная       Дисклуб     Наверх  

 

                

 А Я ПОШЕЛ МОЛОКО ДОИТЬ

 

В 2000 году, как сказал Жириновский, мы ввозили продовольствия на 7 миллиардов, а в этом году, предыдущем, мы ввезли на 43 миллиарда. Ясно, что в 6 раз больше мы есть не стали, народа у нас тоже в 6 раз больше не прибавилось. Скорее всего, политика правительства, скажем так, в области сельского хозяйства привела к тому, что мы больше просто ввозим сельхозпродукции. А вы помните, что у нас за это время прошли национальные проекты развития животноводства, поддержки сельского хозяйства, нам всё время рассказывали, что мы действительно очень много денег тратим на сельское хозяйство и, видите, у нас все растет.

На самом деле, как выяснилось по этим цифрам, это абсолютная неправда. И тут, возвращаясь к тому, что мы здесь пытаемся найти и что говорили все до этого, скажем так, докладчики, что надо поменять вектор движения... Надо как-то остановиться и сказать: «Слушайте, мы, оказывается, не туда идем». Мы на самом деле должны остановиться и пойти по другому пути. А вот по какому?

Позавчера прочитал, что белорусское правительство приняло решение и до конца 2015 года в именно молочную отрасль отправить дополнительно 2,2 триллиона белорусских рублей, что в принципе равно 8 миллиардам. То есть санкции вводим мы, а принимают решение о поддержке сельхозпроизводства, именно молочного, белорусы. То есть они, как выяснилось, хоть и не знали про санкции, оказались более готовыми к действиям в режиме продовольственного эмбарго. И вернусь опять к началу, что эти ребята, как ни садятся, в музыканты не годятся.

Мы говорили, кстати, про вступление в ВТО, что нашей главной проблемой будет опять очень долгое принятие правительством решений, невозможность быстро перестроиться и регулировать в изменяющемся мире наши экономические законы так, чтобы мы могли быстро двигаться вперед и на все вызовы отвечать.

Поэтому первый тезис, который был сказан здесь: либо правительству самому надо поменяться, либо надо поменять правительство. Это однозначно, на мой взгляд, видно невооруженным глазом. А понятно, что импортозамещение или санкции – это кризис.

Слово «кризис», как правило, китайцы пишут двумя иероглифами: первый – это опасность, а второй – открывающие возможности. Я просто вижу по своему хозяйству, по тому, что принимаются решения в сельскохозяйственной отрасли, что кризис не дал правительству толчка, чтобы оно меняло политику. И возможности, которые открылись для нас, пока на самом деле, может быть, открыты, но постепенно закрываются. Потому что в этот момент наши таможенные друзья белорусы и казахи опережают нас по всем показателям.

Поэтому если мы остатки нашей промышленности или сельского хозяйства не хотим потерять, нам нужно срочно что-то делать. Понятно, что здесь те, кто присутствует, хотят это делать.

Я же не вижу здесь ни одного представителя правительства. И эта бедуинская пословица: «Собака лает, а караван идет» – это как раз то, что мы сейчас наблюдаем. Правительство выказывает оптимизм. Вы посмотрите, что творится в средствах массовой информации, все говорят, что мы будем мониторить цены, рост цен не допустим. Как будто от того, что мониторят состояние погоды, от этого дождь не пойдет. Поэтому надеюсь, что нас кто-то услышит, глас вопиющего будет услышан. Надеяться нужно на лучшее, готовиться к худшему, поэтому я пошел молоко доить.

 

Павел Николаевич ГРУДИНИН,

 директор ЗАО "Совхоз имени Ленина"