Главная       Дисклуб     Наверх  

 

ОН И ТЕПЕРЬ ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ

 

О Выставке «Миф о любимом вожде»,

 проходящей в Государственном историческом музее

 

«Я поведу тебя в музей, сказала мне сестра». Именно так у меня было много лет назад. Потом в этот «большой красивый красный дом» – Музей Ленина я ходила сама, водила племянниц. Когда пособники империализма, ренегаты в собственной стране решили отлучить нас от нашей великой истории, опорочить Октябрьскую революцию, величайшее событие в истории человечества, они постарались оболгать и унизить революционного гения, втоптать в грязь его соратника и преемника, разрушить, как они сами выражались, «миф о вожде», вытравить память о них. Недаром был ликвидирован Музей Ленина. Эти низменные усилия сразу же вызвали негодование и сопротивление народа. С портретами Ленина и Сталина люди выходили на протестные митинги.

Еще с 91-го года запомнился выразительный плакат художника Г. Комольцева «Ленина – не чернить» (он представлен на выставке). Вот почему организация выставки, посвященной Ленину и Сталину в том самом «красном доме», отошедшем к Историческому музею, вызывает не только радостное волнение, но и вполне объяснимую тревогу: как же распорядятся организаторы историческим наследием, сумеют ли донести до посетителя непреходящую ценность самого явления этих выдающихся людей?

Идея выставки (руководитель проекта – Т.Г. Игумнова, авторы выставки – Т.Г. Колоскова, О.В. Киташова), задекларирована ее устроителями в самом названии «Миф о любимом вожде»: показать, как складывался культ вождей. Но, как говорят, «велик культ – велика и личность». А личности, которым посвящена выставка, столь мощны, столь велики, что оговоренные рамки трещат по всем углам.

«Из зала в зал переходя, здесь движется народ, вся жизнь великого вождя передо мной встает», – вспоминаются услышанные в детстве строки. Полно развернуть повествование о всей жизни здесь явно не хватает места. Собственно, здесь не залы, а зал. При открытии было два, но сейчас один демонтировали – готовят выставку, посвященную Первой мировой войне. Понятно, ее будут трактовать иначе, чем в советские времена, но никакими силами нельзя скрыть исторический итог – крушение трех империй и создание нового социалистического государства, потрясшее и изменившее мир.

При небольшой площади, предоставленной для выставки, устроители оказались лаконичны, умны и высокопрофессиональны. Главное – показать время и человека, отобрать из огромного художественного наследия ленинианы самое интересное, самое существенное. По собственным их словам, «перед художниками стояла задача объединить в одном образе черты человека, внешне ничем не примечательного, счастливого в семейном кругу, любителя прогулок на природе, проводившего долгие часы в тиши европейских библиотек, с фигурой вождя – яркого, харизматичного, сумевшего увлечь массы людей в пучину революции» .

Что касается «пучины», то стоит отметить, что революция дала возможность миллионам людей ощутить твердь под ногами, стала отправным моментом для созидания советской цивилизации. Чтобы построить такую цивилизацию, надо было овладеть сокровищницей знаний. Ленин был образцом работоспособности и дисциплины. Чтобы проводить долгие часы в европейских библиотеках, нужно было блестяще знать языки, уметь оперировать сложнейшими научными понятиями, ибо читал он произведения авторов очень серьезных с целью поиска научной истины и практической реализации идеи. Быт был прост, о чем свидетельствуют немногочисленные экспонаты. Богатство здесь было в области духовной. Скромная одежда – поношенное пальто, расхожие туфли, саквояж, незатейливая посуда, медные обручальные кольца Надежды Константиновны и Владимира Ильича.

Здесь много пищи для размышлений. На одном из мониторов – рассказ о родословной Ленина, о родителях, дедушках, бабушках, предках. Все – великие труженики, порядочные люди. Родители – широко образованные, умные, великолепные педагоги. Отец, Илья Николаевич, рыцарь народного просвещения. Мать, Мария Александровна, по нынешним временам имела бы статус многодетной матери. Семья с культом знаний, любовью к искусству, с безупречным воспитанием. На выставке есть большая картина, где Мария Александровна играет на фортепиано, а вся семья слушает. Все дети были музыкальны, и Владимир Ильич в детстве хорошо играл, но потом бросил – занятия музыкой требовали много времени, а он не любил ничего делать наполовину. Это был цвет русской интеллигенции. Ну а те, кто в наше время нагло себя к ней причислил, завалили собственную страну, помогали и помогают грабить и обманывать свой народ.

О силе впечатления, которое Ленин производил на людей, много написано. Несколько лет назад одна очень немолодая женщина, очень простая, рассказывала мне, что ее дед разговаривал с Лениным и на всю жизнь сохранил святую веру в этого человека и в его дело. Любовь к этим вождям была искренней, всенародной, а отнюдь не мифической. Рассказывая о традиционных деталях в изображениях Ленина, экскурсовод указала на кепку в витрине. Вот, дескать, рисовали, чтобы показать, что к простому народу близок. Ну, во-первых, есть многочисленные фотографии Владимира Ильича в этом головном уборе, а во-вторых, давайте вспомним бойкого персонажа в кепке из новейшей нашей истории. В отличие от дешевой матерчатой ленинской, его кепка была дорогая, кожаная. Видимо, всерьез возомнив себя ученым, он издал маленькую, но полиграфически добротную книжечку «Развитие капитализма в России», позаимствовав название у фундаментального ленинского труда, в тридцать лет сделавшего автору имя в ученых кругах. Увы, под кожаной кепкой мысли были самые примитивные – память о ее владельце если и всплывает после потери должности, то как о разрушителе и стяжателе.

В период самого буйного очернительства времен перестройки была вытащена давно сгнившая старая газетная утка о так называемых немецких деньгах на революцию. Видимо, авторы пересчитывали свои собственные 30 сребреников за контрреволюцию. На одном из мониторов, специально посвященных теме возвращения Ленина в Россию в 1917 году, подробнейшим образом рассказывается, как это было – с приложением документов, с отчетом, что называется, «до копеечки». Есть и история с авантюристом Парвусом, с которым Ленин наотрез отказался иметь дело, о происках Временного правительства, после тщательных поисков вынужденного признать отсутствие этих самых «немецких денег». Это до чего же нашим проходимцам, либерал-демократам, нужно не уважать величие своего (своего ли?) народа, чтобы отказать ему в праве самостоятельно совершить революцию...

Я долго стояла у огромного полотна Бродского с изображением торжественного открытия Второго конгресса III Коммунистического Интернационала, вглядывалась в лица участников на эскизах к этой картине. На каждом – автограф того, кто нарисован: Ленин, Клара Цеткин, Джон Рид, европейские социалисты. Как много людей было вовлечено в единый порыв, как много планов! История бывает очень жестока, перемалывая судьбы людей, народов. Мы теперь смотрим на них из их далекого будущего. Всё знаем, знаем каждому цену. Кто-то из этих людей сломался, предал, а кто-то остался верен идеалам юности до конца. Но были «Десять дней, которые потрясли мир». Мир об этом помнит, а нас заставляют забыть.

Экскурсовод обратила внимание на характерный жест вождя на плакатах и картинах – указывающую вперед руку. Но кто будет отрицать, что путь, указанный им, был правильным? По всем историческим меркам страна сделала грандиозный скачок вперед во всех отношениях, и в этом огромная заслуга его преемника.

Сталин всегда говорил о себе как об ученике Ленина. Надо сказать, учеником он был весьма прилежным и талантливым. История подарила ему лихие времена – тяжелое романовское наследство, разоренную войнами страну, где едва треть населения была грамотной, попрятавшихся по щелям, дожидавшихся своего часа недобитых врагов и смертельную угрозу фашизма. Справился, выстоял. Недаром Черчилль признал, что Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой.

На выставке Иосифу Виссарионовичу посвящено не так уж много места. В витрине – кое-что из одежды: маршальский мундир, в котором он принимал Парад Победы, сапоги, зимняя шапка, сильно поношенное и неловко зашитое пальто, посуда самая простая (невольно вспоминается нынешнее кремлевское великолепие), коллекция подаренных трубок – прямо-таки произведения искусства. Дарились эти трубки, как и другие подарки вождю, от чистого сердца, удовольствие было эстетическое. Он ими не пользовался. Во всю стену – изображение сталинской дачи. Есть несколько хороших известных и неизвестных портретов, плакаты. На одном – Сталин у карты с лесными полосами – «Победим засуху». Он умел прислушиваться к ученым – и поднялись, зашумели леса. В отличие от нынешней власти, успешно добивающей науку и образование, промышленность, сельское хозяйство, культуру, даже святое – язык, несмотря на все пустопорожние декларации. Сталин был человеком дела. Слово свое держал. Взяв на себя бремя власти, честно его нес, не заботясь в первую очередь о себе любимом. Потому и мог требовать от других того же. Недаром народ его не забывает, ценит и всё чаще обращается к его памяти.

Нынешние идеологические хитрецы любят говорить о коммунистическом культе, культе вождей, приписывать учению прямо-таки религиозный характер. Любая религия предполагает веру в потустороннее и чудеса. Выставка говорит об обратном. Большевики были прагматичными романтиками. Они не обещали нерукотворных чудес и загробных благостей. Звали к труду и умножению знаний, к равенству, к справедливости. Миф? История со временем разоблачает лживые мифы о величии, славе, чудесах, развенчивает правителей, «святых». Здесь не тот случай. Всё еще свежо в памяти, всё можно сопоставить. Сорокалетний посетитель выставки, успешный предприниматель с инженерным образованием, которое ему не дали применить, умный, симпатичный, потомственный интеллигент, мне сказал: «Мы ведь всё помним. Всё бы отдал, чтобы вернуть ту страну. И не я один. Что деньги, когда творится такое…».

Я пролистала книгу отзывов. Пересчитать инсинуации либералов, националистов и явных глупцов хватило пальцев одной руки. Практически все вменяемые посетители горячо одобряют эту выставку. Возраст пишущих – с девяти лет. География – не только Россия, но и Южная Африка, и Азия, и Новая Гвинея, и Латинская Америка, и Англия, и Германия, и другие европейские страны. И что же? Восторг от встречи с вождем, желание сохранить и расширить выставку, сделать экспозицию постоянной. «В наше темное время это луч света. Дело Ленина – Сталина будет жить». «Гений Ленина будет востребован еще не раз». «Это знаменательное событие в истории нашей культуры за последние десятилетия». «Потрясающая выставка. Без прошлого нет будущего». «Спасибо! Хоть будем знать, с кого брать пример, чтобы у страны было светлое будущее». «Она побудила меня узнать больше о личности Ленина за стенами музея». Маленькая ровесница меня тогдашней, впервые сюда пришедшей, девятилетняя Маргарита пишет: «Мне и моему папе очень понравилось. Я буду приходить сюда еще». Люди пишут, что приходят сюда и во второй, и в третий раз. Так, может, нужно, как об этом просит большинство посетителей, действительно сохранить и расширить экспозицию и не оговаривать ее довольно провокационным определением – «миф»?

Сейчас стараются отнять у молодых способность читать и размышлять. Но, может быть, еще не всё потеряно? Поднимается молодое поколение, думающее, старающееся осмыслить прошлое, разобраться в настоящем. Есть честные люди в старшем поколении, способные рассказать им правду.

Еще строки из книги отзывов: «Мы в первый раз ощутили мощь и грандиозность»; «Очень интересно! Узнала много нового и интересного. Такого в школе точно не покажут… Очень полезно для тех, кто не застал СССР. Теперь хочу сходить сюда с классом и экскурсоводом»; «…чтобы народ не забывал, какие люди творили нашу историю, чтобы они, именно они становились героями романтическими в глазах молодого поколения»; «Помните, учите, изучайте Ильича – нашего учителя, нашего вождя!» (Иосиф Сталин). Полностью поддерживаю». «Да будет свет! Народ прозреет и снова будет счастлив он. У нас была Родина, а стало местожительство на земле наших предков. Надо возрождать Родину»; «Товарищи! Верьте в молодых!»; «Вот на чем патриотизм нужно воспитывать!».

На стенах выставки – высказывания Ленина и Сталина. Лаконичные, емкие, пророческие. Хочется верить: «Победа будет за нами!»

 

Нина НЕЧАЕВА