Главная       Дисклуб     Наверх  

  

 

Образ будущего

 Пролог

Высшая цель мироздания и предназначение человека

1. Возникновение жизни и законы ее естественного развития

 

Необходимость теоретико-методологического объяснения сущности социально-экономических явлений

В настоящее время вся планетарная система человеческого общежития все более и более входит в глубокий системный кризис, чреватый последующей глобальной катастрофой с самыми непредсказуемыми последствиями. Основные причины его заключаются не в каких-либо внешних по отношению к человеческому обществу обстоятельствах, в части которых на первый план обычно выдвигают проблемы перенаселенности планеты, недостаточности производственных ресурсов, угрозы природных и техногенных катастроф и др. Напротив, на наш взгляд, они лежат в самом планетарном социуме, в конфликтно формируемых социальных, социально-экономических отношениях между людьми, их различными группами и сообществами. Негативные проявления таких отношений уже давно выплескиваются за рамки религиозных конфессий, национально-государственных образований, региональных союзов стран.

Причины формирования этих негативов и направления их обострения очевидны. В первую очередь они кроются в сфере распределения доходов и благ как внутри стран, так и между ними в рамках всего мирового сообщества. В настоящее время мировые производительные силы на основе эффективного использования природных ресурсов практически полностью и без всякого кризисного ажиотажа могут в соответствии с физиологическими нормами обеспечить полное удовлетворение материальных и духовных потребностей всех членов планетарного сообщества. Однако эта задача, начиная с относительно простого вопроса продовольственного обеспечения населения, до сих пор в необходимой мере не решена. Не только не решена, но и благодаря настойчивым действиям определенных так называемых геополитических игроков и не думает решаться. Все это происходит на фоне не менее настойчивых попыток прогрессивных сил планеты противодействовать кризисному ходу событий.

При этом создается впечатление, что вовлеченные в анализ и регулирование кризисных явлений субъекты и стороны не стремятся разобраться в истинных причинах системного кризиса и последствиях его разрастания с целью решительного противодействия его развертыванию. И такое происходит при том, что регулярно появляется бесчисленное множество аналитических выкладок, прогнозов, концепций и теорий, нередко представляющих собой весьма разномастные точки зрения, исходящие в том числе и от субъектов геополитического противостояния. Все это напоминает ситуацию со строительством Вавилонской башни людьми, говорящими на разных языках. В данном случае – на разных языках политического, экономического, социального и культурного общения. Очевидно, как справедливо утверждают специалисты, что человеческое общество еще не доросло до взаимного понимания друг друга в необходимости решения наиболее острых проблем в режиме консенсуса. И одной из причин этого является, на наш взгляд, несовершенство теоретических концепций в сфере социальных отношений, в том числе экономических.

Хотя история экономических учений гласит, что многие положения экономической теории почерпнуты из области естественных наук, в первую очередь физики, тем не менее и их проникновение в теоретическую экономику также до сих пор не привело к удовлетворительному объяснению сущности социально-экономических явлений, позволяющему обеспечить выработку достаточно эффективных предложений по их регулированию в обществе и мировом сообществе. И это несмотря на то, что естественные науки вполне приемлемо могут объяснить причины возникновения не только земного мироздания, но и космического, прогнозировать их развитие, в том числе и жизни на Земле, которая органически включает в себя те же социально-экономические отношения. Но, как и общественные науки, свое влияние на их развитие и совершенствование в достаточной мере оказать не могут. В чем же причина такого положения дел в социальной сфере человеческого общежития, на качественное состояние которой до сих пор слабое влияние оказывают веяния естественных наук с их современными высочайшими достижениями в своих областях, а также сами общественные науки?

Хотелось бы ответить на этот вопрос с точки зрения взаимопроникновения естественных и общественных наук. Может быть, такой подход хоть в какой-то мере затронет мысли и действия людей, в первую очередь тех, которые наделены соответствующей властью в решении глобальных и локальных кризисных проблем в обществе.

 

О причинности возникновения и эволюции жизни на Земле

Исходя из поставленной задачи, изучение проблем эволюции в экономике и обществе требует их широкого рассмотрения в контексте развертывания эволюционных процессов не только во времени, но и во взаимосвязи их с формированием в других системах. И, самое главное, с точки зрения ответа на вопрос: а что же определяет их тенденции, кто как бы руководит ими? Не существует ли в человеческом обществе, как и в естественной природе, такого автоматического регулятора течения экономических и иных процессов, который был бы заключен в самом механизме их циклического эволюционного развития? Его назначение состояло бы в обеспечении своевременной адаптации социально-экономических систем к изменениям внешней и внутренней среды. Попытаемся ответить на эти вопросы, в том числе и с точки зрения естественных наук.

С учетом известного положения (второго начала) термодинамики: «в замкнутой системе энтропия может только возрастать» [1], а «возрастание энтропии замкнутой системы есть стремление системы к наиболее вероятному состоянию» [2] – можно сделать обратное предположение: в открытой системе при поступлении энергии извне будут созданы необходимые условия возрастания негэнтропии. И стремление к этому процессу явится наиболее вероятным ее состоянием. Здесь надо учесть, что открытость системы означает обращенность ее к поступлению энергии не только извне, из внешней среды, но и изнутри, из внутренней среды, например в планетарных системах в результате термоядерной реакции внутри планеты.

В контексте наших рассуждений важно заметить, что одним из последствий проявления и возрастания негэнтропии в рамках земного мироздания явилось появление биологической жизни. Главным побуждающим фактором возникновения жизни на Земле и эволюционных процессов ее развития явилась энергия – энергия термоядерной реакции самой планеты и поступающая извне солнечная энергия. Первый вид энергии, соответственно, превращался в теплоту и обеспечивал производство физических процессов по упорядочению поверхности планеты и подготовке ее к возникновению жизни. Второй – возрождение так называемой органики [3]. Энергия Солнца, поступаемая на Землю, в соответствии с первым началом термодинамики преобразовывалась в ее внутреннюю энергию через процессы нагревания, фотосинтеза и т.п., а также производила соответствующую работу по активизации, например, вулканической деятельности, по формированию атмосферы и т.п., а также того «первичного бульона», в котором стали возникать органические соединения.

Воздействие указанных видов энергии на составные элементы материи Земли, с одной стороны, не всегда было стабильным, равномерным и устойчивым, заставляя их в соответствии с принципом Ле Шателье – Брауна [4] вырабатывать обратную реакцию на него, направленную на стабилизацию собственного существования как в виде косной материи, так и живой. С другой стороны, процессы поглощения и преобразования энергии проходили много лет под неусыпным воздействием одного из главных критериев эволюции систем, сформулированного Н.Н. Моисеевым, – принципа минимума диссипации энергии [5], что заставляло выживать и активизироваться те системы, которые лучше всего соответствовали этому принципу.

Поскольку систем, питающихся энергией, в рамках земного мироздания параллельно зарождалось и существовало множество, то их сосуществование требовало определенных правил совместного сожития. И они возникли в виде принципов эволюции, выражавшихся в изменчивости, отборе и наследственности эволюционных признаков. Эти правила ускорили эволюцию сначала косных систем, их преобразование в живые системы, а затем и эволюцию их самих, доведя эволюционные процессы вплоть до возникновения в них интеллекта, вылившегося впоследствии в совокупности живых организмов в единый общественный интеллект.

В период существования лишь косной материи ее развитие обеспечивали, по существу, только принципы Ле Шателье – Брауна и минимума диссипации энергии. С зарождением жизни эти принципы пополнились и активизировались правилами эволюции, которые естественным образом ускорили процессы развития материи, обеспечивая развивающимся системам успешное выживание через их оснащение более лучшими механизмами освоения и экономии (минимизации диссипации) энергии. Благодаря этому они одновременно усложнялись, росли, увеличивалось их разнообразие и многообразие, что являлось следствием поглощения энергии как необходимого условия упорядочения материи. Одновременно эти процессы приводили к повышению устойчивости и организованности систем, укреплению жизни на Земле.

 

О тяготении эволюции систем к стационарной траектории развития

Исходя из указанных положений современного естествознания, можно предположить, что экономическая система, как и любая другая в рамках их всевозможного разнообразия, эволюционно развивается, проходя через свои внутренние циклические фазы эволюционного развития – изменчивости, отбора и наследственности. Эти фазы имеют определенные амплитуды колебаний и в их рамках так или иначе обеспечивается адаптация системы к внешним воздействиям и внутренним расстройствам, выводящим ее из устойчивого положения. При этом нетрудно предположить, что эволюционирующая система, подчиняющаяся принципу Ле Шателье – Брауна, тяготеет к какой-либо устойчивой, стационарной траектории, поскольку именно в этом состоянии она способна обеспечить достижение своих целей кратчайшим путем. Это обеспечивается тем, что при взаимодействии с силами, так или иначе выводящими систему из устойчивого состояния, возникают чисто колебательные процессы балансирования в форме противодействия им для обеспечения возврата системы в устойчивое, стабильное состояние, что в динамике выливается в стремление системы вернуться обратно на стационарную траекторию. В природе механизм, обеспечивающий стационарное состояние, называется гомеостазом.

Такое стремление не всегда реализуется сразу и одномоментно. В зависимости от величины воздействия обратная реакция может растянуться на несколько эволюционных циклов развития системы, происходящих в виде растянутых во времени воспроизводственных процессов. Ну а поскольку любая экономическая система никогда не может быть свободна от внешних или внутренних воздействий, то такой процесс адаптации к ним является постоянным закономерным явлением для нее как эволюционирующей системы.

Таким образом, под воздействием внешних и/или внутренних факторов эволюционирующая система адаптируется к ним, причем не одномоментно, а проходя через циклические процедуры эволюционных приспособительных реакций. Система, проходя цикл своего развития, в той или иной мере видоизменяется, приспосабливаясь к величине и характеру воздействия, например, изменением технологии производства товара, внедрением новой техники или организации труда и т.п. Качество видоизменения отражается в товарах и через них проходит проверку своей жизненности через принцип рыночного отбора, который либо «одобряет» его, либо забраковывает, не имея возможности обеспечить надежным потребительским спросом. Если видоизменение прошло рыночный отбор, то наследственно закрепляется в технико-технологическом и организационном процессе производства в следующих воспроизводственных циклах.

Входя в другой цикл, система учитывает величину и характер предыдущей адаптации с тем, чтобы установить параметры следующей приспособительной реакции. Реализуя новые параметры, входит в следующий цикл и т.д. Все это будет продолжаться до тех пор, пока система вновь не выйдет на стационарную траекторию, которая будет наилучшим образом удовлетворять требованию критерия – минимума диссипации энергии. При этом новый «стационар» не обязан совпадать с прежней стационарной траекторией. Главное для системы при движении ее по стационару – выдерживать критерий минимума диссипации энергии.

Система движется по стационару до тех пор, пока вновь не начнет испытывать существенные перегрузки со стороны внешней и/или внутренней среды. В этом случае система вновь включает свой адаптационный механизм, который в соответствии с принципом Ле Шателье – Брауна регулирует амплитуду прохождения фаз эволюционного цикла изменчивости, отбора, наследственности. И т.д.

 

Об особенностях механизма эволюции в экономических

и общественно-политических системах

Механизм адаптации и развертывания эволюции систем описанного типа характерен, по всей вероятности, для всех организованных систем, как биологических, так и экономических и других общественных систем. Например, для общественно-политических систем, систем государственного управления и регулирования и т.п. Их функционирование также носит преимущественно циклический характер, связанный с какой-либо временной периодичностью, например периодичностью избирательного процесса, в котором можно выделить эволюционные аспекты подготовки выборов как этапа реализации принципа изменчивости, проведения выборов – как этапа отбора. Затем промежуточная деятельность избранных руководящих структур представляет собой процесс закрепления полученной в результате подготовки и проведения выборов наследственности.

Если в результате этого деятельность руководящих структур будет эффективна, то наследственность закрепляется и в последующих воспроизводственных циклах эволюционного процесса, если неэффективна, то, как следствие, пройдет следующая более или менее значительная ротация кадров в результате новых выборов и т.д. Соответственно, при прохождении нового цикла активизируется принцип изменчивости в избирательной системе, стремясь устранить некачественную наследственность.

В экономических и общественно-политических системах критерий минимума диссипации энергии приобретает разнообразные формы. Так, в технологическом аспекте в рамках общественного производства критерий минимума диссипации энергии выступает в виде минимума затрат ресурсов на единицу производимого товара. Или, что то же самое, в виде максимума производства товара в расчете на единицу используемых в производстве ресурсов и т.п. Но вот в социальном аспекте этот критерий может сильно видоизменяться в зависимости от необходимости приспособления к разнообразным интересам субъективного свойства, которые зачастую приобретают противоречивый характер в зависимости от выражения интересов того или иного конкретного субъекта.

Например, при социализме перед производственными предприятиями он выступал в виде планового задания выполнить государственный план производства продукции, повышения производительности труда и т.п. В условиях рыночной экономики он уже принимает вид максимума прибыли для лиц предпринимательской деятельности, рентных доходов для абсентеистов [6]. В том и другом типе общественно-политического устройства для представителей наемного труда он приобретает вид максимума заработанных доходов в расчете на единицу затраченного труда и т.д.

Таким образом, в качестве одного из главных внутренних факторов эволюции в экономической и общественно-политической системах вступает в действие субъективный фактор, который благодаря обладанию интеллектом как катализатором процессов, с которыми он соприкасается, имеет возможность оказывать активное влияние на характер и темпы эволюции социально-экономических систем в соответствии со своими субъективными интересами и критериями. Субъективный фактор в стремлении удовлетворить свои интересы иногда претендует на то, чтобы обойти или преодолеть закономерные фазы эволюции, которые одновременно выступают и контролирующими элементами ее организации. Эти попытки, безусловно, ускоряют процесс эволюции, если выступают синхронно с целевой функцией системы естественного порядка – стремлением к минимуму диссипации энергии. Но если будут противоречить ей, то в соответствии с принципом Ле Шателье – Брауна будут наталкиваться на соответствующую противодействующую реакцию, которая будет тем сильнее, чем более воздействие субъективного фактора будет противоречить целевой функции.

Вполне можно допустить, что принцип Ле Шателье – Брауна может иметь и обратную реакцию на излишне активное и экспансионистское развитие живых, в частности социально-экономических, систем. И тогда последние сами могут испытывать противодействие окружающей среды, в частности со стороны природных экосистем, что на самом деле и происходит в настоящее время на нашей планете, судя по увеличению природных и техногенных катастроф, изменению климата, возникновению эпидемиологического характера неизвестных болезней и т.д.

Внешние и внутренние воздействия на систему, в том числе и обратная реакция природных и других окружающих систем, могут превысить ее адаптивные возможности. Тогда может случиться ситуация бифуркации системы, схода ее со стационарной траектории и даже разрушения.

Очевидно, что устойчивость системы к бифуркации пропорциональна ее размерам. Однако в природе возможно возникновение любой силы, которая способна ее обеспечить. Отличие живых систем, наделенных интеллектом, от косной материи и других форм жизни, не наделенных сознанием, состоит в том, что первые способны обеспечить себе более эффективные системы защиты от бифуркации любого уровня, начиная от отдельных социально-экономических систем национального или регионального масштаба и заканчивая защитными системами планетарного уровня.

И здесь роль общественного интеллекта, обладающего огромным потенциалом решения любых вопросов эволюционного развития, в том числе и самосохранения человечества от бифуркационных потрясений, однозначно велика. Однако эволюционное развитие самого интеллекта еще не достигло такого уровня, чтобы он своим потенциалом, как автоматический механизм, подобный принципу Ле Шателье – Брауна, был бы постоянно развернут в сторону отражения бифуркации.

Напротив, огромный потенциал общественного интеллекта очень часто выступает весьма противоречивым фактором эволюции. Он может быть направлен как в сторону созидания, так и в сторону разрушения социально-экономических систем и траекторий их развития. Поэтому очевидно, что сам интеллект планетарного масштаба должен эволюционировать в таком направлении, чтобы иметь внутренне присущее ему свойство предупреждать возможные бифуркации, преуменьшать и устранять их предпосылки, которые могут нарушить стабильный процесс эволюционного развития социально-экономических систем. Каким образом? Ответ на этот вопрос мы и попытаемся отыскать в рамках данного материала, в то же время понимая, что он является предметом более глубоких исследований, и не только в экономической теории.

 

2. Общественный интеллект – фактор прогресса человечества

и самостоятельный объект эволюции

 

О сущности и назначении общественного интеллекта

«Отличие материи от энергии, которые совместно управляют миром, – отмечает Т.Я. Дубнищева, – состоит в весе: материя – весома, энергия – невесома» [7]. С появлением биологической жизни, живой материи возник и интеллект. Он присоединился к управлению миром в пределах своей досягаемости, фактически превратив его из синергетической в кибернетическую систему. Отличие интеллекта от материи и энергии оказалось в том, что он не только невесом и неизмерим, но и обладает способностью биокатализатора в упорядочении систем, имея для этого практически безмерный потенциал роста.

Функционирование интеллекта заключается в мышлении, то есть в производстве знаний. Однако эти знания должны проявиться через труд, как целесообразную человеческую деятельность. При своем рождении в виде первичного продукта – информации – знания представляют собой совокупность знаков на каком-либо материальном носителе. Если они окажутся новыми, то будут представлять очередные достижения научной мысли, достижения НТП. То есть интеллект вначале выдает свой продукт – знания – посредством фиксации их в виде информации, которая может представлять собой, содержать в себе достижения НТП. Далее, этот продукт интеллекта вновь поступает в обработку трудом и может воплотиться в какое-либо научно-техническое решение – статью, монографию, опытный образец техники, технологии, организации производства. На следующем этапе эти продукты могут воплотиться в промышленные, производственные образцы, то есть реальные технологии, технику, организацию производства, обеспечивая конечный этап технологического превращения продукта интеллекта – знания – в конечный продукт общественного производства – произведенный и готовый к реализации товар.

В этой технологической цепочке реализации интеллекта через труд существует постоянная его нацеленность, над ним довлеет конечная цель – реализовать критерий минимума диссипации энергии. В общественном производстве он выражается в постоянном сокращении затрат материи и энергии на единицу произведенной конечной продукции посредством упорядочения ее исходных компонентов. Причем энергетическая ценность произведенной единицы конечного продукта в общем случае оказывается выше, чем его энергетическая ценность в предыдущих исполнениях. То есть при каждом технико-технологическом, организационном совершенствовании общественного производства произведенный им продукт в расчете на единицу требует затрат материи и энергии меньше при сохранении или увеличении своего энергетического потенциала. Нарушается ли при этом закон сохранения и превращения энергии (первое начало термодинамики)? Очевидно, что нет. Просто в результате той же материи и энергии черпается у природы (внешней среды) меньше в расчете на единицу искомого продукта.

Как было отмечено выше, в соответствии со вторым началом термодинамики (законом рассеяния энергии) любое поступление энергии извне потенциально направлено на производство негэнтропии в системе. Одним из элементов производства негэнтропии является и нацеленность системы к экономичному использованию поступаемой энергии. Этот процесс контролируется принципом минимума диссипации энергии.

Природа этого явления – производства негэнтропии – представляет собой постоянно нарастающий каталитический процесс, когда в ходе эволюции систем постоянно возникают и используются каталитического характера элементы эволюции. В процессе зарождения жизни на Земле это выразилось в появлении вначале элементов, а потом и самой биологической жизни, основанной на бессознательном ускорении процессов упорядочения. Затем возникла сознательная жизнь с появлением человека и общественного интеллекта, который уже представлял собой весьма интенсивно и эффективно работающий биокатализатор макроэкономического общественного характера, нацеленный на ускорение процессов упорядочения в экономике и обществе.

Получается, что интеллект, разум был создан для того, чтобы продвинуть предел упорядоченности материи с ее косной структурой и рефлекторно настроенным органическим миром. Без интеллектуальной насыщенности весь цикл развития материи в сторону упорядоченности мог прерываться и прерывался с периодической регулярностью, зачастую преждевременно с точки зрения развития какой-либо самоорганизации, причем катастрофически (синергетически). Поэтому природа и изобрела разум с тем, чтобы он научился разрабатывать преграды неупорядоченным флуктуациям и не допускать масштабных катастроф. Например, научился изготавливать лекарства, чтобы остановить повальные моры людей и других биологических популяций.

Вероятно, в упорядоченности природы и мироздания заключается жизнь, в их неупорядоченности – смерть независимо от масштабов вселенной и космоса. Движение в сторону упорядоченности – это развитие, а в сторону неупорядоченности, дезорганизации – это деградация и смерть. В этом, видимо, и заключается смысл жизни не только людей, как ноосферного планетарного сообщества, но и всей космической цивилизации.

Не является ли в таком случае интеллект самым что ни на есть главным показателем смысла жизни, смысла мироздания, заключающегося в том, что его (интеллекта) рождение и развитие сопряжено с необходимостью появления эффективного инструмента эволюции материи в направлении расширения негэнтропийных процессов и систем как ключевых элементов развития материи, подпитывающейся космической энергией?

 

Интеллект как фактор эволюции планетарного социума и его преобразования из синергетической в кибернетическую систему

В социально-экономических системах общественный интеллект непосредственно взаимодействует с эволюционными процессами, принимая активное участие в их развитии, причем не всегда осознанно и не всегда в направлении стабилизации, хотя суть его предназначения состоит именно в активизации процессов эволюции. Причина этого состоит в том, что интеллект, оказавшись одним из продуктов эволюции, обладает свойством накапливать и вырабатывать знания, на основе которых становится тем самым эффективным фактором упорядочения систем, ускорителем процессов производства негэнтропии, активным катализатором процессов эволюции.

В результате этого социально-экономические системы стремятся приобрести большую устойчивость, поскольку они, являясь производными от естественных природных систем, так же как и они, могут испытывать серьезные непредсказуемые воздействия, способные даже иногда привести к катастрофическим разрушениям. И тогда весь созидательный «труд» эволюционных сил природы по их созданию может пропасть напрасно. Это касается не только природных систем, но и социальных, которые также являются продуктом эволюционного развития мироздания в течение миллионов и миллиардов лет. Интеллект с помощью своего потенциала созидания должен, по-видимому, преодолеть этот «казус» катастрофизма, обеспечивая сохранение эволюционных процессов и эволюционирующих систем.

Такое утверждение может быть справедливым относительно не только человеческой цивилизации и земной экосистемы, но и всего эволюционирующего космического пространства. Можно предположить, что интеллект, как природное явление, возник в качестве фактора противостояния хаосу, росту энтропии, выступая непосредственным механизмом и источником производства негэнтропии. Тем самым интеллект был призван стать и стал мощным фактором эволюции тех систем, с которыми он непосредственно соприкасается.

Природные системы в косной, а затем живой среде без интеллектуального сопровождения обладали серьезными изъянами. Во-первых, эволюционные процессы носили чрезвычайно замедленный характер. Во-вторых, в состоянии такой замедленности они не могли выработать эффективную защитную реакцию от возмущений типа бифуркаций, которые приводили эволюционную систему к разрушению, что в конечном счете приводило к огромным потерям энергии, затраченной на создание эволюционных систем. Это катастрофически противоречило критерию минимума диссипации энергии, имея самые разрушительные последствия в целом для эволюционных процессов, так или иначе направленных в сторону выработки негэнтропии. То есть эволюция упорядочивает системы, вырабатывая негэнтропию, но разрушительные воздействия со стороны могут привести к гибели объектов негэнтропии и переводу их обратно в объекты энтропии.

С возникновением интеллекта появился мощный, можно сказать, биокатализатор, ускоряющий процессы образования негэнтропии. И если раньше система до его появления эволюционировала автоматически в соответствии с принципами Ле Шателье – Брауна и минимума диссипации энергии, то есть как синергетическая, то теперь она превращалась в кибернетическую, которая, кроме автоматических регуляторов самоорганизации, приобретала и управляющую подсистему, направляющую процессы самоорганизации в сторону активизации и сознательного регулирования. Теперь, с одной стороны, процессы эволюции стали идти быстрее и ускорялись по мере совершенствования общественного интеллекта. С другой стороны, общественный интеллект начинал вырабатывать меры противодействия воздействиям катастрофического характера и успешно их реализовывать, стремясь не доводить их до бифуркации. В то же время и то, и другое не противоречит формуле самоорганизации самого интеллекта в соответствии с указанными принципами Ле Шателье – Брауна и минимума диссипации энергии.

Вил Касимович Нусратуллин,

доктор экономических наук,

профессор кафедры общей экономической теории,

 

Ильмир Вилович Нусратуллин,

кандидат экономических наук,

доцент кафедры маркетинга и менеджмента,

Башкирский государственный университет

 

Уфа

Продолжение следует.

 

Примечания:

1.    Дубнищева Т.Я. Концепция современного естествознания: Учебник. 3-е изд. М.: ИКЦ «Маркетинг», Новосибирск: «Изд-во ЮКЭА», 2001.

2.    Там же. С. 425.

3.    Там же. С. 595–596.

4.    Суть принципа Ле Шателье – Брауна состоит в том, что при усилении внешнего или внутреннего воздействия на систему, находящуюся в устойчивом динамическом равновесии, в ней возникают процессы, направленные на компенсацию данного воздействия.

5.    «…Особую роль в мировом эволюционном процессе играет принцип минимума диссипации энергии (курсив авт. – В.Н., И.Н.). Сформулирую его следующим образом: если допустимо не единственное состояние системы (процесса), а целая совокупность состояний, согласных с законами сохранения и связями, наложенными на систему (процесс), то реализуется то ее состояние, которому отвечает минимальное рассеяние энергии, или, что то же самое, минимальный рост энтропии» (Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. М.: Наука, 1987. С. 27).

6.    Абсентеизм экономический – получение доходов (прибыли) от собственности на средства производства без непосредственного участия собственника в реальном секторе экономики в качестве личного фактора.

7.    Дубнищева Т.Я. Концепция современного естествознания… С. 180.

8.    Цитируется по: Дубнищева Т.Я. Концепция современного естествознания… С. 603.

9.    Там же. С. 595–610.

10. Опарин Александр Иванович (1894–1980) – советский биолог и биохимик, академик АН СССР. Выдвинул в 1922 году материалистическую теорию возникновения жизни на Земле из абиотических компонентов.

11. Дубнищева Т.Я. Концепция современного естествознания… С. 598.

12. Щербаков В.П. Эволюция как сопротивление энтропии. Aftershock: Интернет-журнал, http://aftershock.su/?q=node/297993/ (дата обращения: 13.04.2015).

13. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. 5-е изд. М.: Политиздат, 1987. С. 436.

14. О космическом предназначении человека начали писать начиная с XIX века такие исследователи, как Н.Ф. Федоров, Л.П. Кочеткова, Пьер Тейяр де Шарден (биолог-эволюционист, французский ученый), К.Э. Циолковский, Альфред Уоллес (британский ученый-натуралист), Н.Г. Холодный (украинский академик), Бакминстер Фуллер (американский ученый и философ), В.И. Вернадский, Ю. Кагарлицкий, академик А. Прохоров и др. (см.: Забелин И.М. Человечество – для чего оно? М.: Изд-во «Советский писатель», 1970. Режим доступа: www.zeitgeistmovie.ru (дата обращения: 19.06.2009)).