Главная       Дисклуб     Наверх   

 

 

Редакция «ЭФГ» продолжает знакомить своих читателей  с докладами научно-теоретической конференции «Исторический опыт социализма и его развитие в XXI веке», состоявшейся в Москве по инициативе президиума Центрального Совета РУСО 9 февраля 2008 года (начало в № 8).

 АЛЬТЕРНАТИВА «РЕАЛЬНОМУ СОЦИАЛИЗМУ»

 

В годы после окончания Второй мировой войны в Восточной Европе произошли крупнейшие перемены во всех сферах общественной жизни. Суть, характер, основные внутренние и внешние факторы этих перемен уже долгое время остаются в центре внимания исследователей. По проблемам Восточной Европы опубликованы многочисленные работы, авторы которых часто приходили к совершенно противоположным, отрицающим друг друга выводам.

Предметом политических спекуляций и фальсификаций стали важнейшие положения о сущности нового строя и соотношении внутренних и внешних факторов его становления.

В центре внимания и дискуссий до сих пор находятся два широко распространенных утверждения:

1.      Социализм был установлен в странах Восточной Европы с самого начала после их освобождения.

2.      Советский Союз навязал этим странам свою модель социалистического развития.

 
Проблемы послевоенного устройства

Уже на заключительном этапе Второй мировой войны союзниками по антигитлеровской коалиции широко обсуждались вопросы послевоенного устройства в Восточной Европе. Это касалось не только Венгрии, Румынии и Болгарии, которые участвовали в войне на стороне Германии, но и стран, подвергшихся агрессии и оккупации, – Польши, Чехословакии, Югославии и Албании. Необходимо было решить многие политические, экономические, территориальные проблемы, вопросы массового переселения населения в соответствии с принятыми решениями союзников.

Многие недавно опубликованные, ранее секретные документы, в том числе записи бесед И.В. Сталина, дневники В.М. Молотова и другие материалы отражают во всех деталях ход подготовки перемирия с Румынией, Венгрией и Болгарией, выяснение перспектив послевоенного устройства в Польше, Чехословакии, Югославии.

24 апреля 1944 г. В.М. Молотов на встрече с представителями народно-освободительной армии Югославии М. Джиласом и В. Терзичем обсуждал перспективы государственного устройства Югославии. При этом Молотов фактически согласился с заявлением Джиласа, что «Югославия внутри не созрела для создания Советов. Организация Советов была бы в настоящее время авантюрой».

В тот же день, 24 апреля 1944 г., в ходе беседы Молотова с профессором Чикагского университета О. Ланге (эмигрировавшим из Польши) детально обсуждались вопросы будущего устройства Польши и других восточноевропейских государств. Молотов выразил согласие с некоторыми взглядами Ланге на будущее польского государства.

Перспективы устройства Польши затрагивались 28 апреля 1944 г. в ходе двухчасовой беседы И.В. Сталина с ксендзом Ст. Орлеманьским, прибывшим в Москву из США. В записи беседы выражено отношение Москвы к будущему польскому государству: «Тов. Сталин говорит, что в отношении Польши у Советского правительства нет никаких намерений вмешиваться во внутренние дела, и тем более вмешиваться в религиозные дела. Какие порядки, политические, социалистические или религиозные, будут существовать в Польше – дело самих поляков. Что мы, советские люди, хотели бы иметь в Польше? Мы хотели бы, чтобы в Польше существовало такое правительство, которое понимало бы и ценило бы хорошие отношения со своим восточным соседом».

В течение 1944–1947 гг. в Польше, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Болгарии, Албании и Югославии были созданы народные органы власти, искоренены остатки фашистского прошлого, восстановлены независимость и внешнеполитический суверенитет, проведены крупные социально-экономические реформы, т.е. произошли революции, получившие название народно-демократических. Факты свидетельствуют о том, что в 1945–1947 гг. в этих странах при активном участии различных слоев населения были проведены глубокие демократические преобразования.

 
Народно-демократическая власть

Уже на самых первых этапах формирования государственных органов власти в восточноевропейских странах предпринимались попытки создания коалиционных правительств, куда вошли бы представители партий и организаций самых различных политических ориентаций. Такие попытки предпринимал образованный в октябре 1944 г. в Румынии Национально-демократический фронт. В него вошли компартия, социал-демократы, Фронт земледельцев, профсоюзы, МАДОС (Союз венгерских трудящихся в Румынии).

15 октября 1944 г. В.М. Молотову была направлена информация о формировании в Румынии коалиционного правительства по списку Комитета Национального демократического фронта.

В Москве внимательно следили за ходом формирования Временного венгерского правительства. При этом высказывались конкретные рекомендации по этому поводу. Из дневника В.М. Молотова следует, что во время его переговоров 13 ноября 1944 г. с венгерской делегацией по вопросу образования Временного венгерского правительства советское руководство предлагало «создать венгерское демократическое правительство... с участием представителей всех партий, представителей всех политических течений». И далее Молотов снова повторяет, что в правительстве должны быть «представлены все венгерские демократические партии и все политические направления».

Летом 1945 г. проходит целая серия согласований с советским руководством вопросов изменений в правительствах ряда восточноевропейских стран.

Советские руководители следили за процессом формирования коалиционных избирательных блоков в восточноевропейских странах. Вот, например, информация о предвыборном манифесте четырех партий Венгрии в конце октября 1945 г.: «24 октября 1945 г. 1 час 15 мин. Товарищу СТАЛИНУ И.В.

Сегодня рассмотрели предложение т. Ворошилова о принятии совместной декларации Венгерской коммунистической партии, социал-демократической партии, независимой партии мелких сельских хозяев и национально-крестьянской партии.

Ввиду того, что партия мелких сельских хозяев отказалась от избирательного блока с коммунистической, социал-демократической и национально-крестьянской партиями, считаем неприемлемым выпуск манифеста указанных четырех партий, так как опубликование такого документа могло бы быть использовано партией мелких сельских хозяев для прикрытия ее отказа от избирательного блока четырех партий.

В. МОЛОТОВ, Л. БЕРИЯ, Г. МАЛЕНКОВ, А. МИКОЯН».

Через две недели последовали новые указания советскому представителю К.Е. Ворошилову по поводу формирования правительства Венгрии. Среди них: «Основное внимание Ворошилов должен обратить на то, чтобы было обеспечено назначение членами нового венгерского правительства лиц из партии мелких сельских хозяев и социал-демократов, персонально приемлемых для Советского Правительства.

До сформирования нового правительства коммунисты должны попытаться договориться с другими партиями об основных пунктах платформы работы нового правительства, которая обеспечивала бы безусловно дружественное отношение к Советскому Союзу, поддержку проведенной земельной реформы, поддержку антифашистских демократических сил и искоренение остатков фашизма в Венгрии.

[В.] МОЛОТОВ, Л. БЕРИЯ, Г. МАЛЕНКОВ, А. МИКОЯН».

 

Положение в компартиях

Документы дают представление о внутренних политических силах, которые претендовали на руководящую роль в государственной власти стран Восточной Европы. Прежде всего это были компартии. Интересна в связи с этим характеристика компартии Венгрии, которая дана в телефонограмме председателя Союзной Контрольной Комиссии в Венгрии К.Е. Ворошилова в Москву 22 октября 1945 г.:

«Тов. Сталину, тов. Молотову. Сообщаю о положении компартии и по другим вопросам.

По последним данным, число коммунистов в стране превысило 500 тыс. человек. Разумеется, члены компартии в Венгрии еще далеки от того, что следует называть коммунистом. В отличие от других массовых партий, в частности независимой партии мелких сельских хозяев и социал-демократов, коммунисты не имеют опытных руководящих кадров, если не считать десятка членов ЦК. В компартии весьма сильны левацкие настроения, особенно среди рабочих. Эти настроения усиливаются по мере ухудшения общего экономического положения в стране и продовольственного в частности. В ряды компартии проникло немало уголовных элементов и всякого рода карьеристов и авантюристов, поддерживавших ранее фашистов и даже состоявших в фашистских организациях. Эти элементы недопустимыми действиями снижают влияние партии, особенно на местах».

Во всех восточноевропейских странах руководители компартий стремились прежде всего увеличить число членов партии. По информации, направленной в Москву генеральным секретарем ЦК КПЧ Р. Сланским и председателем ЦК КПЧ К. Готвальдом, «к 1 января 1946 г. партия имела 13193 организации, в том числе 2950 заводских и 10239 местных. Число членов составляет 826 тыс. человек. Партия поставила перед собой задачу добиться к партийному съезду увеличения количества членов партии до 1 млн. человек. До сих пор было завербовано 101674 чел. Мы убеждены в том, что до конца марта число членов будет составлять около 1 млн. человек».

Информация, направленная из Албании 14 мая 1946 г.: «В настоящее время компартия Албании насчитывает около 12 тыс. человек… Общая и тем более политическая грамотность коммунистов низкая. Около 78% всех коммунистов имеют только низшее образование. Число членов партии с высшим образованием очень незначительно».

Другим было положение в компартии Югославии. Согласно информационной записке, подготовленной в ЦК ВКП(б) в сентябре 1947 г., положение в югославской компартии характеризовалось следующим образом: «Занимая положение правящей партии в стране, коммунистическая партия Югославии проводит своеобразную тактическую линию по отношению к партиям, входящим в Народный фронт. Она стремится придать Народному фронту такие организационные формы, которые бы дали ей возможность охватить своим влиянием широкие слои населения. Все руководящие указания по управлению страной идут по линии организаций Народного фронта…

В настоящее время компартия насчитывает в своих рядах около 300 тыс. членов.. Это сравнительно малое количество членов партии объясняется тем, что ЦК компартии уделяет большое внимание приему в партию, строго осуществляя принцип индивидуального отбора. Учитывая, что по социальному составу в компартии преобладают крестьяне и интеллигенция, большое внимание уделяется приему в партию рабочих.

За годы войны компартия понесла большие потери. В боях с оккупантами и их приспешниками погибли два члена политбюро, пять членов ЦК и около 25 тыс. коммунистов».

 

Игорь Иванович Орлик,

доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник Института экономики РАН

 Продолжение следует