Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Равновесие неуравновешенных

 

Онуфрий Негодяев размостил вымощенные

 его предшественниками улицы

 и из добытого камня

 настроил монументов.

Салтыков-Щедрин

 

Когда городским властям Пензы не удалось облагодетельствовать население памятником царю Алексею Тишайшему, они, выждав некоторое время, снова пошли в наступление. Разведку боем для прощупывания общественного мнения поручили церкви. С трудом протиснув лик свой в телевизор, митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим не стал призвать начальство быть скромнее в расходах из казны, наоборот, сообщил граду и миру о своем решении возвести памятник новомученикам.

Вместо того чтобы сказать: «Отыдите от мене, делающие беззаконие». Потому что в стране пока еще не отменен Основной закон, согласно которому власть в стране принадлежит народу, который и должен решать прямым волеизъявлением, нужен ему очередной памятник (а также собор) или нет.

Поскольку понятие «новомученик» несколько расплывчато, люди могут подумать, что речь идет о жильцах соседнего сверхтрущобного дома на улице Богданова, которые уже лет тридцать борются с городскими властями за переселение. Не один десяток раз приступиша к начальству, глаголюще: рцы нам, когда сия будут? И отвещав начальство рече им какую-то хрень, поскольку на строительство домов божьих средства в стране есть, а на строительство домов для населения – нет.

Чтобы не возникло путаницы, к новомученикам добавили за те же пять миллионов, которых не хватает для расселения соседей-страстотерпцев, еще и жертв гражданской войны и политических репрессий. Хотя, видит Бог, эти разновидности новомучеников заслуживают по отдельному памятнику. Всего, стало быть, будет пятнадцать миллионов. А жильцы потерпят – не графья!

Но тут опять возникает неясность: о какой гражданской войне идет речь? Гражданская война в Таджикистане 1992–1997 гг.:  погибло 60 тысяч человек, около 100 тысяч пропали без вести. В Чечне погибло, по разным оценкам, от ста до полумиллиона человек. Это не считая гражданской войны в Абхазии, Приднестровье, Южной Осетии. А гражданская война на Украине еще только набирает обороты. Кстати, во время армяно-азербайджанской войны, помимо погибших, были полностью уничтожены Егезарский монастырь и 21 церковь, чем-то не угодившие Всевышнему.

Только в самой России за 24 года потрясений и перетрясок прямые демографические потери (сверхубыль, превышение в конкретно взятый период смертности над рождаемостью по сравнению со средневзвешенным многолетним уровнем) составили не менее 24 млн человек, что сопоставимо с потерями в ходе Великой Отечественной войны. Так что в ходе предотвращения Ельциным гражданской войны потери оказались несколько больше, чем в самой гражданской войне. А рождаемость при этом такая, что лично патриарх Кирилл призвал народ не следовать его примеру, а размножаться, размножаться, размножаться. «Блажен, разумеется, тот, кто посетил сей мир в его минуты роковые», но, как сказано в Писании, «горе непраздным и доящим (беременным и кормящим) в тыя дни»... И если так и дальше пойдет, в соборы ходить некому будет.

Чтобы и тут не возникло путаницы, открытие памятника власти намереваются «приурочить к 100-летию трагических событий октября 1917 года». Забавно-с! Не успели причислить к лику новомучеников царя, его тут же начали предавать. И кто?! Церковь, опора самодержавия. Получается, что свержение богоутвержденного царя-батюшки в феврале того же года не было «трагическим событием»?

И что это даст? «Будет решена задача восстановления исторического равновесия, центром которого станет культурная доминанта собора». В переводе с наукообразной фени сие означает, что при нынешнем разрыве в доходах одни смогут в Париж смотаться на выходные, проветриться и подышать воздухом свободы, а прочим придется довольствоваться свечкой в соборе и кружкой пива в подворотне. Понятно, что при такой «культурной доминанте» народ снова поверит: гром гремит потому, что Илья-пророк на небесной колеснице разъезжает.

Любопытно, что в то же самое время «задача восстановления исторического равновесия» осенила кое-кого в городе Риге: депутат латвийского сейма Александр Кирштейнс предложил возвести монумент немецким солдатам, которые, по его убеждению, "освободили Ригу от орд большевиков", и расположить его напротив памятника освободителям Риги. Для исторического равновесия.

Да и памятник Ленину на одноименной площади в Пензе, в рамках этой логики, видимо, тоже не мешало бы «уравновесить». Выдумал тоже: каждая доярка, свинарка, грузчик, плотник, дворник и жестянщик могут управлять государством и решать, нужны им памятники самодержцам и соборы или не нужны, путем прямого голосования. По образу и подобию Швейцарии, на которую и ссылался Ленин. Хотя всем понятно, что государством должны управлять чиновники, иначе они воровать не смогут. Поэтому нужно соорудить рядом с ним памятник Иоанну Грозному, на котором будет высечено: «Мы в своих холопах вольны!». Что как раз соответствует текущему политическому моменту.

В это трудно поверить, но в городе нашелся кусочек земли, не заглоченный чиновниками, а принадлежащий городу и отданный в пользование профсоюзам, которые оказались теперь в сложном положении. Защитники прав трудящихся тоже признают события 1917 года бедствием для народа? Среди «ужасов большевицкого переворота»  был, в частности, и декрет Совета народных комиссаров от 11 ноября  1917 года  «О восьмичасовом рабочем дне». В 1897 году под напором рабочего движения в России впервые рабочий день законодательно был ограничен до 11,5 часа (в субботу – 10 часов), а для женщин и детей – 10 часов при шести рабочих днях в неделю. Отпуск не предусматривался. Закон не ограничивал сверхурочные работы.  Это то, что стремятся возродить «хозяева Земли Русской» сегодня.

С чего бы это развернулась такая борьба с памятниками? По данному поводу можно припомнить слова Льва Троцкого: «В известный период революционные события овладевают Францией, насыщают ее воздух своими идеями, называют ее улицы своими именами и триединый лозунг свой запечатлевают на стенах ее общественных зданий – от Пантеона до каторжной тюрьмы. Но вот события в бешеной игре своих внутренних сил развернули всё свое содержание, высоко поднялся и отхлынул последний вал – воцаряется реакция. Со злобной неутомимостью она вытравляет все воспоминания из учреждений, памятников, документов, из журналистики, из обихода речи и – что еще поразительнее – из общественного сознания. Забываются факты, даты, имена. Воцаряются мистика, эротика, цинизм. Где революционные традиции? Исчезли без следа...». 

Так и сегодня, «шестерки» стараются стереть память о недавнем советском прошлом. Вот и возводятся памятники для отпугивания «призрака коммунизма». Закрываются больницы и школы, зато открываются соборы. Впрочем, зачем нам больницы? Заболел – иди в собор, помолись, Бог здоровье и дарует. А если перетерпеть и помучиться, то на том свете получишь и благоустроенное жилье, и бесплатные лекарства, и приличную работу.

Только не надо забывать пророчество Писания. «Седящу же Ему на горе» пришли ученики и начали спрашивать: «Что есть знамение Твоего пришествия и кончина века?» Хотя ответ и так ясен: строительство соборов и памятников при вымирающем населении.

 

Евгений Пырков

 

Пенза