Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

РЕВОЛЮЦИЯ ГЛАЗАМИ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ, 

 ИЛИ ЯВЛЕНИЕ ПО ИМЕНИ ТРОЦКИЙ

 

Я смотрел сериал «Троцкий», показанный Первым каналом 6–9 ноября, и все время ловил себя на мысли «Зачем?». И не находил ответа. Учитывая то обстоятельство, что Лев Давидович последний раз в официальном информационном пространстве России с более или менее позитивным коннотатом появлялся году этак в 1925, а после этого – либо никак, либо в образе «черной дыры» с рогами и копытами, вопрос, наверное, не праздный.

Прочие вопросы по поводу мировоззренческой направленности и художественных ценностей двух полотен – сериалов «Демон революции» и «Троцкий», которыми информационная машина современной путинской России пожелала порадовать российскую телеаудиторию и «отметить» столетие Великой революции, по мере просмотра отпадали сами собой.

 С точки зрения актуального политического содержания каждый из фильмов имел нехитрое и вполне считываемое послание.

Фильм режиссера В. Хотиненко «Демон революции» назидательно сообщает: большевики брали деньги (ай-ай-ай!) у противников тогдашней Российской империи на ведение революционной, то бишь, с точки зрения тогдашней российской власти, подрывной, разрушительной, работы. При этом в ситуации войны, что приближало деяния международного авантюриста, революционера и торговца оружием А. Парвуса, которого в фильме повысили до уровня посредника в отношениях между германской разведкой и партией большевиков (арт. Ф. Бондарчук), и мятущегося в сомнениях, искушаемого Парвусом В. Ленина (арт. Е. Миронов), которому Парвус суетливо и нахраписто навязывал (по фильму – именно так!) финансовую помощь, к государственной измене.

Обозначив главное событие, создатели фильма (кроме Миронова – он, по крайней мере, попытался) особо не стали себя утруждать ответом на следующий, действительно интересный вопрос, который вроде бы логично вытекал из развития событий: «кинули» ли большевики кайзера, охотно попользовавшись его деньгами и купленным на эти деньги оружием, или же возникло состояние реальной зависимости, которое понуждало Ленина со товарищи принимать управленческие решения, сообразуя их с пожеланиями Вильгельма II? Кстати сказать, кайзер ненадолго пересидел своего родственника и соратника по борьбе с республиканцами всех мастей Николая II – Ноябрьская революция в Германии, лишившая кайзера престола, во главе которой в том числе стояли немецкие соратники Ленина, К. Либкнехт и Р. Люксембург (не исключено что получавшие деньги от того же Парвуса, но в такие  исторические сложности авторы, судя по всему, вторгаться не решились), случилась всего через год после Октябрьской в России.

В общем, находившийся весь фильм в тени гигантской фигуры Парвуса Ленин со товарищи прибыл в Россию в опломбированном вагоне… и как бы что?

  Секретом, тем более сенсацией для читающей и интересующейся историей публики содержание фильма давно не является. Для широких же зрительских масс, не искушенных в конспирологии, – ну, возможно, что у тех из них, кто еще помнит что-то из пионерской и комсомольской юности, фильм какие-то вешки в душе и разуме переставит. Или, наоборот, утвердит.

Но сказать, что «Демон революции» – это просто дешевая агитка (вроде "Спящих"), заказанная чекистским сообществом России, для того, чтобы еще раз строго-настрого указать окормляемому населению: все революции в той или иной стране делаются спецслужбами стран-соперников (и чтоб даже думать не смели!), – это все-таки упрощение. Фильм местами сделан достаточно мастеровито, к примеру достаточно любопытно показаны будни революционеров в Европе, их быт и многие детали той самой революционной работы. Небезынтересно было смотреть, как авторами показан, например, сам процесс переезда большевиков через Германию.

 Это скорее восприятие революции глазами тех, кто революцию и то, что за ней последовало, действительно не любит и, возможно, даже не любил и в советские времена, помноженное на параноидальный страх нынешней власти перед любым выступлением снизу. 

В фильме две неплохие актерские работы – сам А. Парвус (Ф. Бондарчук) и В. Ульянов-Ленин (Е. Миронов). Если бы масштаб мышления сценаристов и режиссера соответствовал  масштабу хотя бы таланта самого Е. Миронова, он бы сыграл более крупно. А так сыграл то, что требовалось по сценарию. Но все равно – талантливо и по-человечески получилось интересно. После очень одномерных и залакированных работ Каюрова, Штрауха, Щукина, Калягина – занятно.

Фильм «Троцкий» режиссеров А. Котта и К. Статского, скороговоркой пробормотав несколько слов по той же тематике (темники им что ли раздают у  А. Громова?), столь любимой нынешней российской верхушкой, – нет и не может быть революций иначе, как на деньги зарубежных спецслужб (здесь, правда, конечным бенефициаром кайзеровских миллионов выступает именно Троцкий), – далее безапелляционно провозглашает, что заслуги Л.Д. Троцкого (арт. К. Хабенский) в совершении Октябрьской революции невообразимо больше, чем мы могли себе даже представить: он и полки двигал по предреволюционному Петрограду, отмечая флажками уже взятые вокзалы, почту и банк, и Армии Красной созидатель, и «красного террора» зачинатель, и «философского парохода» отправитель. В общем, Главный Свершитель Всего, впоследствии отодвинутый тщеславным Лениным с первых ролей и добитый коварным и мстительным Сталиным.

Внезапно выросшая из почти столетнего «ниоткуда» перед российской телеаудиторией гигантская фигура в пенсне и с бородкой в современных реалиях смотрится диковато и поначалу вызывает оторопь. 

Да, действительно, Троцкий сыграл гораздо более значимую роль в революции, чем это преподавалось в советской истории, он  на самом деле был одним из реальных организаторов вооруженного восстания в Петербурге и главным инициатором и создателем Красной Армии, благодаря появлению которой большевикам удалось выиграть Гражданскую войну.

Но… Маловероятно, чтобы создатели фильма на Первом канале современного российского ТВ вдруг озаботились проблемой восстановления исторической справедливости в кругу большевистских вождей. С чего бы это вдруг?

  Тем более что сделано это было достаточно аляповато. Отдавая должное Троцкому, вовсе не обязательно было превращать Ленина, Сталина, Дзержинского и Свердлова в карикатурных статистов. Эти пять лидеров революции были в первые постреволюционные годы вполне сопоставимы по «весу», и отношения между ними заслуживают куда более интересного и глубокого художественного исследования, чем баттлово-комиксный подход. В фильме личные отношения мало связаны с идейными разногласиями, и эта сверхпсихологизация и деидеологизация действующих лиц (а ведь все они были теоретиками, концептуалистами высочайшего уровня и блестящими публицистами)  лишают персонажей  надлежащего масштаба и  снижают как масштаб действия, так и историческую достоверность.

Кроме того, если говорить о десакрализации, скажем, Ленина, то этот процесс по определению представляет интерес только тогда, когда он выполнен руками самих левых, а не сторонних критиков от буржуазии. А «Троцкий», так же как и «Демон революции», задуман и снят людьми, которые, по их собственным словам, к революции относятся отрицательно.

В сериале «Троцкий» есть К. Хабенский, сыгравший главного героя. Сыгравший сильно, масштабно, разнообразно. Нынешнее поколение телезрителей запомнит и еще долго будет вспоминать Льва Давидовича именно таким. Весь в коже и на черном паровозе с большой красной звездой.

Очень и очень прилично сыграла жену Троцкого Наталью Седову актриса О. Сутулова. А вот снедаемый параноидальной жаждой власти и контроля над всем и вся Ульянов-Ленин (арт. Е. Стычкин) и угрюмый гопник Сталин (арт. О. Абулов)… тут, собственно, дело даже не в политической трактовке – просто сыграны мелковатые личности, а уж мелковатыми и неинтересными ни тот ни другой не были. Хотя в исполнении Стычкина несколько эпизодов, показывающих манеру Ленина принимать сложные политические решения, сыграны занятно. Но Е. Миронову из конкурирующего сериала он проигрывает однозначно.

 Очень заметно, что материал периодически переставал слушаться авторов и начинал жить собственной жизнью. К примеру, хотели того К. Эрнст и А. Цекало (продюсеры фильма) или нет, но Троцкий в их произведении сильно сдвинулся в сторону Че Гевары. Напомню, соратник и сподвижник Ф. Кастро Че Гевара сам ушел со всех постов после победы Кубинской революции, отправился совершать очередную революцию в боливийские джунгли и… И погибнув, навсегда остался молодым. Вечным революционером, не отягощенным грехами, связанными с длительным пребыванием на госдолжностях. Этим он и привлекателен для молодежи всего мира.

Впрочем, почему только для романтической молодежи? Возможно, подсознательная мечта именно о таком революционере –  неистовом  титане-разрушителе, который сбросит власть, а затем возьмет да и оставит ее  позитивным и созидательным Эрнсту и Цекало (ну, наверное, примерно так, как Б.Березовский поступил с первой попыткой ОРТ, из которого вырос современный, увы, совсем не общественный Первый канал), а сам укатит на очередной революционный «баттл», робко, но истово проживает и в умудренных просвещенным либерализмом сердцах продюсеров фильма. А то ведь действительно, придет какой-нибудь этакий, скинет нынешних, да и усядется в «главном кресле» лет этак на 50, как Мугабе в Зимбабве. Жуть!

Хотя и эта линия не дописана и не сыграна как следует, и потенциально интереснейшее описание редкого, но встречающегося типа революционера, который не стремится любой ценой заполучить власть, а действительно любит революцию как процесс, в качестве осознанного авторского решения не состоялось.

Впрочем, как ни крути, а реальный, не придуманный Лев Давидович за власть, точнее, против диктатуры Сталина боролся до последнего. Но сложнейший период очень острой организационной и идейной борьбы 1924–1927 годов внутри партии большевиков оказался для создателей фильма то ли неинтересным, то ли непосильным для художественного освоения и в целом остался за кадром.

Попробуем подытожить.

 Попытка понимания? Скорее, нет. Понимание предполагает тщательность в работе, отделку исторических деталей "до блеска". Для того чтобы произведение в рамках реалистического направления считалось и являлось высоко или хотя бы просто художественным, в нем не должно быть такого изобилия фактических и исторических ошибок (несоответствие дат, имен, географических названий, мест встречи и т.п.) и авторских домыслов, которыми оба сериала просто-таки непростительно (иногда до непрофессионализма) переполнены. Антиисторизм несовместим с любыми попытками понять и осмыслить действия исторических личностей.

Попытка дискредитации и криминализации революции? Да, возможно. Но не только и не столько. Оба фильма представляют собой первые более или менее серьезные художественные произведения о революции и ее вожде, созданные осознанными противниками революции и, естественно, ее лидеров. Собственно говоря, только именно поэтому они и представляют собой некоторый интерес. В любом случае для тех, «кому за 50», обращение к этой тематике с таких позиций является сверхнепривычным. Для молодежи же… Впрочем, молодежь прекрасно разберется и сама.

Попытка «срубить бабла» на конъюнктурной теме с сильным конспирологическим уклоном, которая на самом деле личностно-психологически чужда, а политически малоинтересна создателям, но в силу определенных обстоятельств (юбилей революции) может повысить рейтинги каналов и личную популярность актеров и режиссеров? Да, вот именно. Очень похоже на то, что именно эта мотивация и является главной. И это многое объясняет.

 

 Семён Яковлевич РОНСКИЙ