Главная       Дисклуб     Наверх  

 

«Без вины виноватые»

 

«Мои ученики и мои последователи» под таким названием мне хотелось издать книгу ко времени встречи в июле 2015 года выпускников Андомской средней школы.

Я собирала материал много лет и предполагала, что могу рассказать об одних моих воспитанниках со времени их учебы в начальной школе, а о других – уже в период моей работы в ВЗХТТ, Университете Дружбы народов и в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова: это разные этапы моей жизни и, разумеется, разные ученики. Начав эту работу, поняла: без вступительной статьи книга не создаст цельного впечатления о моем замысле осветить незаурядные качества, которые я находила в личности каждого из своих воспитанников во время их учебы.

Для начала своего повествования нужно было рассказать о судьбе хотя бы одного из тех, кого я знала еще в его юные годы. Таких в поле моего зрения оказалось двое.

Бесспорно, здесь особое место занимает Арсений Петрович Орехов: его многотрудная деятельность была направлена на благо нашей общей Отчизны – Советского Союза. Но талантливый ученый, изобретатель, создатель машин нового поколения, не имеющих аналогов в мировой практике, лауреат Государственной премии, Заслуженный машиностроитель Украины после развала СССР оказался – увы! – «за кордоном»

Об однокласснике А.П. Орехова Ростиславе Николаевиче Паршукове, живущем ныне во Владивостоке, мне известно также и со слов Сергея Алексеевича Огая, ректора Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского: еще в 1988 году Р.Н. Паршуков был удостоен звания Заслуженный работник культуры РСФСР за его активную лекционную работу в обществе «Знание»; а недавно, 19 октября 2015 года, его включили в «Золотой фонд Морского университета с занесением в Книгу почета». В письме, полученном мною в марте 2016 года, Р.Н. Паршуков сделал важное дополнение о себе: среди награжденных этим знаком «я первый из преподавателей – обществоведов» Морского университета.

 

***

Книгу о своих учениках и последователях я задумала давно; у меня накопилось немало интересных и ценных фактов об их деятельности. Здесь важно было, как мне казалось, в качестве вступления к книге опубликовать статью в центральной прессе, чтобы подчеркнуть значение личности своего героя. Однако такая статья о Заслуженном деятеле культуры Р.Н. Паршукове, несмотря на мои усилия, так нигде и не появилась. Телефонные разговоры с редакторами начинались с их оценки моей работы: «Статья интересная, но…». И после этого «но» следовали разные доводы, по моему мнению, не всегда убедительные. А мне непременно нужно было знать: почему эти же журналы и газеты раньше публиковали мои работы без задержки, а здесь дело «застопорилось»?

«Почему?» – с этим вопросом я обратилась к редактору, который однажды сказал мне: «Ваши статьи украшают нашу газету». При встрече он терпеливо объяснял мне: «Мы бережем репутацию не только своего издания, но – главное! – дорожим репутацией своих уважаемых авторов. А в этой статье мы нашли серьезное упущение, за которое читатели упрекали бы и газету, и автора работы: здесь не указана тема докторской диссертации профессора Паршукова. Ведь на диссертацию – научный труд диссертанта – всегда обращают внимание и ссылаются другие исследователи, работающие над сходной проблемой: соглашаются или возражают, уточняют, дополняют».

Я ответила редактору, что на мой запрос ректор Морского университета С.А. Огай сообщил мне: «Р.Н. Паршуков никогда не работал над докторской диссертацией». Редактор с недоумением спросил: «А как же он получил звание профессора?» – «Р.Н. Паршуков писал мне, что на Дальнем Востоке существуют особые условия присуждения званий. Кроме того, не последнюю роль – и это знают все! – играют также и личные отношения с руководством учебного заведения. Доброжелательное и сердечное отношение к старейшему сотруднику Р.Н. Паршукову чувствовалось в каждом слове ректора университета Сергея Алексеевича Огая».

Мне известен и такой факт: талантливый молодой ученый К., защитив докторскую диссертацию, долгие годы продолжал занимать должность младшего научного сотрудника, пока не сменилось руководство вуза. Но дискутировать на эту щекотливую тему я желания не проявила…

 

***

Здесь мне хотелось бы отметить значительную роль в издании работ об Андомской средней школе заведующей школьным Историко-этнографическим музеем Надежды Николаевны Ионковой. Талантливый педагог-историк, эрудированный обществовед, она вела колоссальную патриотическую работу с учениками школы и их родителями. Под ее научным руководством ученица 9 класса Дина Лукошкина издала в 2004 году свое исследование «Вклад выпускников школы в науку».

А в 2005 году в Санкт-Петербурге издательство «Книжный Дом» опубликовало уже книгу Н.Н. Ионковой «Андома: история, школа, ученики». С интересом читаются в районной газете «Красное знамя» ее статьи о выпускниках, учителях; о школьных делах – это ее стихия, которой она, как завуч, «управляла» в школе, где фактически шла вся ее жизнь.

Многолетняя, неустанная, кропотливая работа заведующей школьным музеем нашла также отражение и в книге «Андома: школе сто лет», оперативно появившейся ко времени встречи в 2007 году ее бывших учеников. Ведь Н.Н. Ионкова собрала уникальный материал! Книга стала праздником для учителей Андомской средней школы. В книге каждый учитель нашел добрые слова о себе – память о годах, отданных родной школе.

 

***

В издание книги «Андома: школе сто лет» немало усилий вложил Р.Н. Паршуков. К этой трудоемкой работе он подключил даже своих родных, организовав, как говорится, «семейный подряд», чтобы ускорить процесс работы, на которую ушло фактически полгода. В марте 2007 года Ростислав Николаевич получил из Андомы записанный на дискете материал, 29 мая пришел диск с фотографиями и диаграммами на отдельных файлах, а уже в первых числах августа 2007-го он пишет отчет о проделанной работе.

Мне хочется поэтапно «расписать» последовательность действий Ростислава Николаевича. В письме он прежде всего заявляет о сборнике: «Идея о его издании моя. И с осени 2006 г. я в связи с этим написал землякам 260 писем» – естественно, каждому – свое. Мне, например, писал тогда же: «Вы достойно, как Вы того и заслуживаете, будете представлены в сборнике. Это Ваш очерк о музее. Это Ваша биография (из очерков истории философского факультета МГУ). Это статьи о Вашей многогранной научно-методической работе из «Московского университета». И этот материал необычайно важен с позиции того, какие люди учились (и работали) в нашей школе, каких высот своим талантом, трудом они достигли в жизни!»

В письме от 14.06.07 Р.Н. сообщает: «Теперь все материалы для сборника у меня в руках». «Все вставки в основной текст в компьютере будет делать Галя» [Галина Александровна, жена Р.Н.].

Письмо от 12.07.07 – своего рода отчет за прошедший месяц: «Весь июнь я в сборник делал необходимые вставки, дополнения, добавил пункт 6 – «Содержание». В последнюю декаду июня очень мне помогли Галя и особенно дочка Таня… Сегодня я текст вычитал еще раз (уже в 6-й или 7-й раз) и нашел 5–6 опечаток. Завтра (13.07) отдам в типографию. Обещают напечатать за 7–10 дней.

Структуру сборника с Ионковой я согласовал. Одновременно она дала мне право самому что-то включать, добавлять и т.д.

…Всё, что в тексте «От редакции»,«это моя инициатива», – уточняет В.Н. Паршуков. И далее: «Первоначальный текст, да и мои вставки, хорошо «причесали» Галя и Таня. Обе имеют опыт издания работ, книг и «чувство языка».

«Я вычитал текст 8–9 (!) раз, и знаю, что явных «ляпов» и опечаток нет».

31.07.07 Ростиславу Николаевичу привезли весь тираж (свыше 150 кг). За четыре поездки на почту Р.Н. Паршуков отправил в школу 458 экземпляров, а также заказные письма и бандероли – в качестве подарков своим знакомым и друзьям.

Половину расходов за издание книги оплатил А.Н. Телегин.

В связи с приездом гостей Р.Н. «спешил все дела со сборником побыстрее провернуть» – это ему удалось! Так что огромная работа, выполненная Р.Н. Паршуковым, была встречена с благодарностью учителями и выпускниками Андомской средней школы.

Панегирик Р.Н. Паршукову можно было бы на этом и завершить, если бы не одно «но»… И об этом – далее…

 

***

Книгу собирался издать в Санкт-Петербурге Авенир Александрович Нестеров, но после его скоропостижной кончины весь собранный Н.Н. Ионковой материал из школьного музея уже поступил в руки Р.Н. Паршукова.

Ростислав Николаевич, автор проекта (как он скромно себя аттестует), вынужден был выполнять и другие функции: он стал одновременно не только составителем и издателем, но и редактором, и корректором текста.

Правда, как автор проекта, он еще заранее определил, кто и чем должен заниматься. Для ясности воспроизвожу его указания полностью: «В подготовке сборника к изданию участвовали: Ионкова Н.Н. (составитель и редактор), Андрейчук В.Б., Симакина Т.В., Симакина Е.В., Киселев Г.Ю., Федорова О. В издании сборника участвовали выпускники школы: Северикова Н.М. (1941 г.), Паршуков Р.Н. (1951 г.), Телегин А.Н. (1953 г.). Автор проекта Паршуков Р.Н.».

 

***

Цитату заканчиваю, однако здесь необходимо уточнить некоторые факты, и мой комментарий не будет лишним: во-первых, Н.Н. Ионкова в подготовке сборника к изданию в качестве составителя и редактора не участвовала, так как фактически четверть года провела на больничной койке (операция, лечение); во-вторых, я отрицаю и свое непосредственное участие в издании сборника: Р.Н. Паршуков просто использовал мои статьи из подаренных ему книг. (А кроме того, попутно хочу уточнить: в 1941 году я закончила не полный курс обучения в Андомской средней школе, а всего лишь 7 классов и в том же году продолжила обучение в Вытегорском педагогическом училище.)

К величайшему (!!!) сожалению, из-за болезни не могла участвовать в подготовке книги Н.Н. Ионкова, человек высокой культуры и абсолютной грамотности. А Р.Н. Паршуков при правке текста допустил две непростительные ошибки:

- в фамилии знаменитого во всем мире создателя Словаря современного русского литературного языка С.И. Ожегова Р.Н. Паршуков исправил букву «е» на «и» ;

- в названии статьи в слове «бескомпромиссный» он вычеркнул вторую букву «с».

Это привело, мягко говоря, к конфузу в международном плане: ведь книгу составлял кандидат исторических наук, профессор!

При этом незаслуженным упрекам подверглись два человека, никаким образом не причастные к подготовке книги к изданию: фактически оказались «без вины виноватые».

Далее – привожу выдержки из письма Н.Н. Ионковой:

- «никто не присылал сигнального экземпляра для правки или согласования»;

- «печаталось не через официальный заказ, а по договоренности, поэтому и о редактировании не могло быть речи»;

- «эти «ляпы» мне самой болезненны».

И вывод Н.Н. Ионковой: «Не делай добра – не получишь зла».

 

***

Перечитывая письма друзей, полученные давно, но имеющие отношение к настоящей теме, хочу привести одно письмо Надежды Николаевны, в котором она отвечает на мой вопрос о том, как она узнала, что книгу «Андома: школе сто лет» не обошел и Интернет своим вниманием.

С горечью пишет об этом случае Н.Н. Ионкова: «Я пережила и положительные, и негативные отзывы о нашем сборнике. Уже и раскаялась, что согласилась на уговоры опубликовать собранные мною материалы об истории школы... Однажды открыла в Интернете на своей странице следующее: помещена 110-я страница книги с той коварной ошибкой в фамилии автора Словаря, а ниже строка: «В 2007 г. Ионковой Н.Н. присвоено звание Заслуженный учитель Российской Федерации» – и подпись: Татьяна Кайсарова. Нетрудно догадаться о вложенном смысле», – заключает Надежда Николаевна.

Мой коллега, известный специалист по истории культуры, всегда интересуется, над чем я работаю. Он сразу уловил суть ситуации: «Кому-то хотелось защитить профессора, и его вину какая-то, по русской поговорке, «паршивая овца» переложила на Т. Кайсарову, а Кайсарова – на «составителя и редактора» Ионкову, как обозначил ее обязанности автор проекта Р.Н. Паршуков».

Трудно сказать, чем руководствовалась пресловутая, по словам коллеги, «паршивая овца»: то ли жаждой славы, то ли чувством удовлетворения от возможности безнаказанно лягнуть достойного человека. Мотивы разные, а подоплека прослеживается одна – понятная всем читателям.

А вот у Н.Н. Ионковой такого «хитроумного» защитника не нашлось. И именно на нее и возложили вину за ошибки, сделанные совсем другим человеком.

 

***

О Надежде Николаевне Ионковой знают не только в школе, районе, области – знают ее и в Российской Федерации как специалиста высокой квалификации. А вот слава Татьяны Мартиновны Кайсаровой несколько шире. Она поэт, журналист, критик, художник. Она известна в литературном мире как незаурядная личность. Окончила художественно-графический факультет Государственного педагогического университета. Член Союза писателей России (с 1999 г.), Союза литераторов России (1999), Международного Союза журналистов (2001). Государственный стипендиат по категории «Выдающиеся деятели культуры и искусства» (2002–2004), лауреат литературных премий «Словесность» (2008), А.С. Грибоедова (2009), награждена медалью А.С. Грибоедова (2009). Член Высшего художественного совета Союза писателей XXI века и Редакционного совета независимого литературно-художественного журнала «Поляна». С 1997 г. – сотрудник Центра СМИ МГУ им. М.В. Ломоносова. Опубликовано более 100 статей по литературе и искусству в газетах «Московский университет», «МОЛ» СЛРФ, журнале «Поэзия», альманахе «Московский Парнас», интернет-журналае «Ломоносов», интернет-странице «Вектор творчества» СМИ МГУ, «Русский переплет» и др. Инициатор создания и ведущая интернет-страницы «Вектор творчества» при газете «Московский университет».

Стихи публиковались в периодике: «Литературная газета», «Литературная Россия», «Литературные известия», «Москва», «Юность», «Диалог», «Поэзия», «МОЛ», «Русский колокол», межконтинентальный журнал «Грани», «Дети Ра», а также в альманахах: «У Никитских ворот», «Цветы большого города» МО СПР, «В поисках времени», «Словесность» СЛРФ и во многих поэтических сборниках, в том числе: «Женское счастье» СПР и «Вечерний альбом» издательства «Современник». Автор около 20 поэтических книг.

Кроме того, Т.М. Кайсарова – автор идеи, составитель, автор предисловия и статей сборника «Поэты мехмата МГУ» к 250-летию ALMA MATER» (2005).

Составитель и автор вступительной статьи книги стихов «Я иду…» известного математика Ю.М. Смирнова (2008, МГУ). Руководитель поэтической студии ЛОГОС при ДК МГУ (2005–2007). По итогам трех лет работы студии выпущен сборник «В поисках слова», изд-во «Вест-Консалдинг» (2010). Создатель и руководитель Литературного клуба – лаборатории «Университетский дом» при МГУ им. М.В. Ломоносова.

Против этих известных людей – Н.Н. Ионковой  и Т.М. Кайсаровой  – и выступил так называемый защитник Р.Н. Паршукова.

При недавней встрече с Т.М. Кайсаровой я спросила, известно ли ей, что во Владивостоке вышла книга, в которой помещена ее статья? «Во Владивостоке?» – удивилась она. А когда я попросила открыть 110-ю страницу книги и прочитать начало, ее удивление сменилось негодованием: «Кто так изуродовал мою статью?!» Т.М. Кайсарова имела в виду статью «Бескомпромиссный путь к истине» с эпиграфом из Словаря С.И. Ожегова. В эту статью Р.Н. Паршуков внес исправления: в слово «бескомпромиссный» и в фамилию автора Словаря.

Т.М. Кайсаровой важно было знать, кто редактировал материал. Но к автору проекта Р.Н. Паршукову претензий не было: в данной ситуации он оказался как бы в стороне, хотя не только фактически был автором проекта и издателем, но и составлял, и редактировал сборник, и правил текст именно он. И «виновником» оказалась  Н.Н. Ионкова – «редактор и составитель», как указано в книге «Андома: школе сто лет».

Относительно того, что «защитник» Р.Н. Паршукова послал в Интернет на имя Ионковой за  подписью «Татьяна Кайсарова» свое «сочинение», Т.М. Кайсарова высказалась весьма резко.

 

***

Здесь может возникнуть вопрос: да кому нужны все эти уточнения, пояснения, комментарии? Книга-то об Андомской школе увидела свет! Выпускники ее и работающие в школе учителя бесконечно счастливы, что плоды их деятельности отмечены подобным образом: ведь не о каждой школе выпускают книги!

Ответ может быть один для всех, особенно для тех, кто пишет: строго соблюдать правду в изложении действительных событий, ибо отступления от факта ведут к искажению истины, а это, в свою очередь, влечет к непредсказуемым последствиям в жизни ни в чем не повинных людей…

Наш современник, знаменитый поборник правды академик Дмитрий Сергеевич Лихачев считал, что ученый должен быть не только знающим, но и «глубоко порядочным человеком»: а ведь случается, что «ученое звание и понятие нравственности не всегда совпадают» (см. его фельетон «Интеллектуал с одним «л»). Во всяком случае, в науке дружба не повод для снисходительного отношения к ошибкам другого. В «Никомаховой этике» Аристотеля читаем: «Amicus Plato, sed magis amica veritas» (см.: «Ethika Nikomacheia»). Этому изречению Аристотеля давно уже придан характер поговорки: «Платон мне друг, но истина дороже». Так что элемент научной добросовестности в исследовании – это аксиома, не требующая доказательств. Об этом и не вспомнил Р.Н. Паршуков!

…Мой коллега, историк культуры, ссылку на Аристотеля посоветовал заменить более уместными для этого случая словами русского баснописца: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник...» – но я возразила ему: «Нынче, за недостатком хороших сапожников, сапоги тачают неквалифицированные пирожники!»

И вот с этим-то как раз мириться не стоит! И я не мирюсь, а следую завету своего отца – участника двух революций и двух кровопролитных войн: «…бороться за справедливость!»

 

Нина Михайловна Северикова