Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Саудовская Аравия:

наследник трона ставит на молодых

У Саудовской Аравии – новый наследник трона. Его величают Мохаммед бен Салман. Он молод, 31 год от роду, стремителен, интеллигентен и, несмотря на возраст, чрезвычайно влиятелен. Но даже этого недостаточно, чтобы понять, почему король Салман принял в последнее время вместе с Советом верности решение отдать предпочтение ему, Мохаммеду, а не 58-летнему первому вице-премьеру, министру внутренних дел Мухаммаду бин Найефу (племяннику, к слову, близкому к США), который считался наследником трона. Саудиты считают, что в этом проявились прозорливость и мудрость монарха, зарубежье пытается разобраться в тонкостях правления Саудовской Аравией.

Заграница полагает, что решение короля Салмана было не одномоментным – оно постепенно вызревало. В прошлом году не монарх, а именно старший и самый любимый им сын Мохаммед (его мать Фахда бинт Фалах – третья и самая молодая жена короля) представил перспективы развития и 15-летний план реформ Саудовской Аравии. С жаром убеждал, что страна должна иметь план на случай, если нефть иссякнет либо сильно подешевеет. Называл Саудовскую Аравию центром арабского и мусульманского мира, а также коммуникационно-торговым узлом между Азией, Африкой и Европой.

Мохаммед говорил о большой экономической реформе, предусматривающей частичную приватизацию нефтяных гигантов, сокращение многочисленных государственных доплат, в том числе дофинансирование подачи воды и электричества. Особо обращал внимание на общественные перемены, которые позволят использовать тысячи прекрасно образованных молодых людей, обещал увеличение занятости женщин с 22 до 30 процентов к 2030 году. Все заметили, что реформы, о которых он говорил, были скроены под молодежь, и понимали: иного и не следовало ожидать.

В отличие от своих братьев и кузин Мохаммед не имел большого политического опыта и дипломов иностранных высших учебных заведений. В университете Эр-Рияда получил юридическое образование, а потом набирался опыта на родине, помогая отцу как советник и глава его администрации, когда отец был губернатором Эр-Рияда, и потом, когда после смерти в 2015 году короля Абдуллаха отец занял трон, Мохаммед всё время был с ним рядом. Как говорят, каждую минуту являлся его тенью. Более двух лет был наследником наследника трона и одновременно министром обороны, главой совета по вопросам экономики и развития, а также руководителем контрольного совета Aramco – саудовского нефтяного гиганта, являющегося крупнейшим в мире с точки зрения ежедневной добычи нефти.

Новый наследник трона глубоко понимает: если ему не удастся увлечь молодых саудовцев, то страну, не исключено, ожидает что-то вроде бунта. Революций, как утверждают эксперты, саудовцы панически бояться, но побунтовать могут, ибо сегодня большинство молодых людей (а они составляют более 50 процентов общества) не имеют работы и даже перспектив найти ее.

Планы у наследника смелые, однако, как считает агентство «Аль-Арабия», совсем не факт, удастся ли претворить их в жизнь. Слишком достаточно барьеров. Многое зависит от того, как поведут себя его многочисленные кузены-эмиры, а их – пара тысяч. До настоящего времени они не скрывали, что Мохаммед исполнял одновременно несколько функций, был министром и обороны, и де-факто экономики, что не под силу даже очень опытному политику. Кроме того, вопросами обороны, финансов, нефти в Саудовской Аравии всегда занимались технократы.

Надо заметить, что и сам Мохаммед всё же дал маху. Критики обвиняют его в том, что он, став министром обороны, безответственно впутался в гражданскую войну в соседнем Йемене. В рамках операции «Буря решимости» саудовские военнослужащие впервые были отправлены на войну за границу. Но та война не достигла стратегических целей, а принесла тысячи жертв и гуманитарную катастрофу.

Сторонники наследника трона убеждают, что Мохаммед справится. Не зря же Барак Обама, будучи президентом США, после встречи с Мохаммедом был удивлен им и считал, что молодой человек прекрасно ориентируется в мире и не по своему возрасту мудрее, чем казалось бы. Это замечание многое значит, особенно если учесть, что Обама не слишком доброжелательно относился к Саудовской Аравии.

Кроме быстроты в мышлении и действиях, Мохаммед обладает и другими качествами. Он амбициозен, сосредоточен на цели. Каждый день работает очень много. Никогда не курил, не употреблял алкоголь, сторонится встреч, разного рода тусовок. Всегда заботится о своем внешнем виде. Давно разъезжает по миру, жал руку не одному важному политику, охотно говорит о перспективах развития своей страны. Уверен в себе, дисциплинирован, харизматичен. Не скрывает, что его вдохновляют труды Уинстона Черчилля и китайского генерала Сунь-Цзы.

Новый наследник трона имеет двоих сыновей и столько же дочек. Как он сам говорит, у него нет времени на нескольких жен. Правда, два года назад женился второй раз. Любит водные виды спорта, путешествия, а продукцию Apple до такой степени, что в прошлом году встречался с руководителем этой компании в Нью-Йорке. Влюблен в Японию, где провел два месяца с первой женой после свадьбы.

Однако главное состоит в том, сможет ли будущий король ответить на вызовы своей страны и всё более усложняющейся обстановки в регионе. Говорят, что он будет действовать активнее, чем его отец, но вместе с тем и более агрессивно и импульсивно. Как показали социологические опросы, 70 процентов саудовцев воспринимают его позитивно, многие готовы выполнить любое его приказание. Это, безусловно, важно, так как более половины жителей страны имеют возраст менее 25 лет. Так что ставка наследника трона на молодежь была верной.

Но есть и специфика. Власть в Саудовской Аравии принадлежит семи сыновьям короля Абдул Азиза и королевы Хассы бинт  Ахмед, включая нынешнего короля Салмана. Внутри королевской фамилии существует раскол. После короля Салмана не исключена битва за престол, которая может перейти в гражданскую войну, а та – в борьбу между саудовскими регионами. Первым вступит в нее восток страны. По сведениям печати, Мухаммад бин Найеф, лишившийся поста наследника трона, уже что-то замышляет.

Пиарщики, впрочем, продолжают убеждать, что новый наследник трона чуть ли не идеальный политик. Но не мешало бы добавить: с восточным флером, оттенками непредсказуемости. Примеры уже есть. В мае Мохаммед побывал в Москве, был принят президентом Путиным. «Эр-Рияд и Москва, – заявил он, – не имеют противоречий в своей политике, есть много точек взаимодействия между двумя странами». Российские эксперты тут же поддакнули, что двустороннее сотрудничество развивается хорошо, причем (конечно же) благодаря именно Мохаммеду.

Но через месяц тот же Мохаммед, как передает портал AWDnews,  заявил, что Саудовская Аравия больше не будет мягко относиться к России («Мы выдвинем Путину ультиматум. Наших возможностей будет достаточно, чтобы уничтожить российские войска в Сирии за три дня»).

И Москва в общем промолчала. Даже не намекнула, что вы, мол, сначала решите проблему в Йемене, где хуситы-повстанцы громят саудовские войска.

Дипломатия – конечно, искусство. Но у здраво мыслящего человека всё равно возникает вопрос: знали ли хозяева Кремля достаточно о госте? Если да, то следовало бы так уж заискивать, расшаркиваться перед ним?

Восток – дело тонкое. Тем более что урок уже был: Саудовская Аравия, вспомним, внесла немалую лепту в разрушение Советского Союза. Наверняка найдутся те, кто воскликнет: «Подумаешь! Было бы о чем жалеть!» Допустим, но Советский Союз был ведь не только государством, пусть несовершенным, но явно сносным для рядовых граждан (на фоне сегодняшних неурядиц это хорошо видно). Был детищем, рукотворным, созданным нами же самими. Но он был и отчизной, предопределенной не нами, а свыше. А коль так, то Саудовская Аравия ударила ножом в спину отчизны. Надо ли забывать и прощать это?

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник