Главная       Дисклуб     Наверх  

  

  

Ушел на рассвете

 

Самый любимый в странах бывшего соцлагеря актер Станислав Микульский, мастерски сыгравший роль легендарного капитана Клосса – советского разведчика с позывными J-23, ушел из этой жизни в конце ноября, 27-го, на рассвете. Накануне, позвонив другу-фотографу, сокрушался, что не может приехать на запланированную съемку, извинялся, что подводит, –  и никакой жалости, сострадания к себе, хотя знал, что болезнь быстро прогрессирует.

Весной, в 85-ю годовщину со дня своего рождения, Микульский говорил, что хочет дожить до светлого праздника, 70-летия Победы над фашистской Германией. До мельчайших подробностей он помнил тот день, когда Красная армия освобождала от гитлеровцев его родную Лодзь.

Как автор этих строк, не скрываю, что горько от его ухода. Был знаком с ним не один десяток лет, многократно беседовал на любые темы. Запомнился его философский подход к жизни. «Я не сторонник того, – говорил он, – что до 1989 года всё было плохо, а сегодня, напротив, всё хорошо. Слов нет, тогда далеко не все ездили на автомобилях, но на сносную жизнь хватало всем. Было терпимо, скромно, но было. Главное – была работа, уверенность в завтрашнем дне и мирное небо над головой».

Скорбит и Польша, хотя часть ее граждан (в основном из интеллигентной среды) осудила Станислава Микульского за то, что он поддержал генерала Войцеха Ярузельского, введшего в стране 13 декабря 1981 года военное положение. А он до конца жизни был убежден в своей правоте. По его мнению, многие поляки, в том числе и он, Микульский, честно служили той Польской Народной Республике, какой она была в конкретное историческое время, – разумеется, рядом с Советским Союзом, на границе с Западом. И никто не должен винить их за это.

Да что только не говорили о пане Станиславе. Он, мол, агент КГБ, женщин у него, красавца, хоть пруд пруди, брал своей внешностью и фактурой, но всё же им не интересовалось серьезное кино «польской школы», при этом умалчивалось о том, что Анджей Вайда приглашал его сниматься в знаменитом «Канале».

А вот что говорят и пишут сегодня (хотя бы вкратце) на берегах Вислы:

«От нас ушел выдающийся актер театра и кино. Он создал более 80 театральных персонажей. Пережил много прекрасных минут на сценах театров Юлиуша Остервы в Люблине, Повшехного, Людового, Польского и Национального в Варшаве. Его самой важной ролью был шекспировский Макбет.

Пан Станислав – икона польского кинематографа. Сыграл более 60 ролей. Всемирно известным был капитан Ганс Клосс в культовом сериале «Ставка больше, чем жизнь». На фильмах Микульского воспитывалось не одно поколение, и не только поляков. Его любили в Польше и за границей. Он завоевал титул самого популярного актера социалистических стран. Был кумиром девушек и женщин Советского Союза, всего восточного блока.

К сожалению, потенциал Микульского был использован не до конца. Роль капитана Клосса была для него как бы проклятием. До конца жизни он пробовал от нее уйти, но не смог, да ему и не дали. В 2012 году на экраны вышел фильм о том, что стало с главными героями после войны. И Станислав Микульский, и Эмиль Каревич продемонстрировали отличную физическую и психическую кондицию, несмотря на почтенный возраст. Играли без каскадеров. Им хотелось, чтобы капитан Клосс мог волновать сегодняшнюю молодежь, чтобы никто не мог осквернять священную победу во Второй мировой войне. Он никогда не создавал каких-либо барьеров в контактах, чувствовалось, что это не только великий актер, но и прекрасный в своей скромности человек. Он поражал своим спокойствием, открытостью, сердечностью, впечатлительностью, доброжелательностью. Энергичный, полный радости жизни, он давал и другим радость и счастье.

Микульский многим интересовался, имел не одно хобби. Любил близких, животных и путешествия. Спокойствие находил на Мазурах, на даче, которая была его самым любимым местом на земле.

Низкий поклон пану Станиславу и за то, что он долгие годы заботился о парализованной супруге, для которой построил даже специально приспособленный дом. И это притом, что был мужчиной, разрываемым тысячами женщин».

Так считает Польша, кончина одного из сыновей которой, быть может, хоть немного примирит ее расколотых граждан.

Род Микульских не кончается. У пана Станислава остались сын, внук и внучка. Упокой, Господи, душу великого поляка и исполни его просьбу к родителям: не слишком строго наказывать своих детей, если те прогуляют уроки ради фильма «Ставка больше, чем жизнь», ведь они должны знать правду о роли Красной Армии и Войска Польского в разгроме гитлеровского фашизма...

 

Анатолий Петрович ШАПОВАЛОВ,

журналист-международник