Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Дамоклов меч над наследием Рериха

 

Лет сорок назад, когда работал корреспондентом ТАСС в Монголии, даже в мыслях не допускал, что придется писать в защиту выдающегося сына России Н.К. Рериха. Тогда вместе с корреспондентом Всесоюзного радио и телевидения мы задумали проделать отважный путь Николая Константиновича из Улан-Батора в Лхасу, столицу Тибета. Не на лошадях, а на утепленных, оснащенных дополнительными баками с бензином «УАЗах». За советом, содействием пошли в партком посольства. Выслушав нас, секретарь парткома Михаил Иванович Кошелев чуть со стула не упал: «Да вы с ума спятили! Только что умер Мао Цзэдун. Неизвестно, как будут развиваться отношения с Китаем. А зима, а холода?.. Кому отвечать, если с вами что-либо случится? ЦК?» Словом, ушли из посольства несолоно хлебавши.

 

В середине января 2014 года меня пригласили на пресс-конференцию, созванную Музеем Н.К. Рериха и Международным комитетом по сохранению наследия Рерихов. В жизни довелось бывать на сотнях подобных мероприятий, но ни одно из них не было похожим на то, что состоялось в Малом Знаменском переулке. Оттуда прозвучал SOS – гибнет наследие Рерихов, выдающихся представителей вселенского мышления, поборников того, что мир на Земле можно спасти только благодаря культуре.

Сразу бросилось в глаза: на пресс-конференцию собралась в подавляющем большинстве молодежь. Та, для которой, по словам Н.К. Рериха, он писал картины, стремясь передать ей заветное и веря в то, что она поймет его.

В самом деле, как можно быть равнодушным к полотну «Гонец. Восстал род на род»?

…Девятый век нашей эры. Между славянскими племенами началась вражда и войны. Из-за холма с городищем выплывает рог луны, скупо освещая реку. Гребец в одежде из меховых шкур бесшумно направляет долбленый челн к поселению. Рядом задумчиво сидит седой старик. Он тайно везет тревожную весть…

Манера декоративная, краски яркие… А ведь то была дипломная работа выпускника Академии художеств Николая Рериха. Затем он создал тысячи уникальных, бьющих в сердце и в голову произведений. Кроме того, он мыслитель, гуманист, ученый, писатель, поэт. И еще – отважный путешественник, исследовавший неизвестные науке районы Центральной Азии, особенно Монголии и Индии. А еще – основатель Пакта Рериха, в котором заложены миротворческие идеи, очень востребованные в современном мире.

Судя по живому интересу коллег, искусствоведов, отмечаю: значит, не всё потеряно, хотя надо посмотреть, что напишут: вооружены современной журналистской амуницией, но творят-то на коленке и на ходу. Да и проблемы, которые предстоит решать, огромные.

В 1987 году Святослав Николаевич, сын Рериха, ссылаясь на пожелания отца, предложил создать общественный Музей Н.К. Рериха. Советское правительство, Моссовет выделили для него в центре столицы усадьбу Лопухина, которую государство обещало восстановить и приспособить для нужд музея. Вскоре случился распад СССР, и Россия, ссылаясь на экономические трудности, отказалась от финансирования работ по реставрации усадьбы. Но было немало тех, кто хотел бы захватить усадьбу Лопухина. Благодаря меценату Б.И. Булочнику, общественной поддержке два здания усадьбы были подняты из руин и отреставрированы – без помощи государства. Было воссоздано также Красное крыльцо.

Сейчас в музее более 9 тысяч экспонатов. 900 с лишним – это полотна и рисунки. От Святослава Рериха получен уникальный фамильный архив. Есть библиотека. Еженедельно музей посещают более двух тысяч человек, а в отдельные дни – по тысяче. Постоянно проводятся передвижные выставки по стране и за рубежом. Их число превысило 500. В 250 городах России, а также ближнего и дальнего зарубежья их посетили свыше 4 миллионов человек. К слову, идеи Николая Константиновича, борца за мир, культуру, нравственное обновление, провозглашают Нью-Йоркский музей Н.К. Рериха, Движение «За мир – через культуру» в ФРГ, Канаде, Швейцарии, Японии, Австралии.

Казалось бы, так в чем же проблема? В действительности она не одна, их  много. В минувшие ноябрь и декабрь нечем было выдавать зарплату (22 миллиона рублей). Спасибо, помогла общественность. Усадьба Лопухина – в центре Москвы. Разумеется, это лакомый кусочек. Даже соседи (Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) имеют на нее виды. Правительство Москвы намекнуло в присланном письме о выселении Музея Рериха. Его руководство направило письмо президенту Владимиру Путину. Прошло два месяца – и  тишина. Одно дело – объявить 2014 год Годом культуры, другое – конкретные дела.

Выступавшие на пресс-конференции президент Международного комитета по сохранению наследия Рерихов Александр Лосюков, первый заместитель генерального директора Музея Рериха Александр Стеценко и другие поднимали самые наболевшие проблемы, в частности: выделение для общественных музеев помещений и непомерно высокая арендная плата.

«Мы просим мэра Собянина, – говорила директор Музея предпринимателей, меценатов и благотворителей  Елена Калмыкова, – установите для музеев арендную плату за один квадратный метр один рубль. Ведь все знают: музеям нужны 80 процентов дотаций. Их могли бы дать меценаты, бизнес. Меценатство – это корона человеческой деятельности».

Но вот незадача: Госдума еще не приняла закон о меценатстве, а разрабатываемый законопроект неудовлетворительный: в нем говорится о меценатстве государственных музеев. Общественные же музеи – за бортом. А это означает их вымирание. Какое же это гражданское общество, которое создается в России, если оно хочет закрыть общественный музей? Если бы не было Международного комитета по сохранению наследия Рерихов, которое ведет работу за рубежом, с музеем давно бы расправились.

Александр Лосюков (кстати, в прошлом заместитель министра иностранных дел РФ) отметил, что за 45 лет своей чиновничьей работы он не видел столь одержимых, с горящими глазами людей, как музейные работники. Это одухотворенная, самая добросовестная часть общества. Много лет говорят о национальной идее, ищут ее, а ведь ею должна стать культура, наследство отцов и дедов.

На пресс-конференции было сказано немало нелестных слов о тех, кто, став благодаря стечению обстоятельств богатым, тратит деньги на приобретение футбольных клубов, яхт и т.д. Досталось и государству, которое транжирит огромные средства на Сколково, зимнюю Олимпиаду в субтропиках (?!) и другие сомнительные проекты. А на культуру остаются только крохи.

Что противопоставить этому? В наше окаянное рыночно-денежное время можно ответить, видимо, только рублем. Всенародным. Это значит, что каждый гражданин России  должен пожертвовать Музею Рериха всего рубль. Особые надежды – на женщин. Не случайно Николай Бердяев, знаменитый русский философ, высоко ценил «бабье начало» в русском характере и в самой России. Один рубль с каждого мужчины и с каждой женщины (пожертвования могут быть и от иммигрантов). Тогда и подрастающим детям, которые наверняка задумаются, на какой земле они живут, будет с кого брать пример.

Всегда хорошие и к месту произнесенные слова сказал поэт Андрей Дементьев: «Слава богу, что президент стал говорить, что без культуры, духовности мы превратимся в общество потребителей. Будем круглые сутки есть, пить, развлекаться. Но ведь есть вещи выше этого. Кроме счета в банке, есть другой счет – духовный, тот, что у тебя внутри».

Похоже, подходит к концу 20-летняя пляска на костях прошлого. Да и пора бы уже научиться переворачивать страницы прошлого, не глумясь над ним, а почитая жизнь, наследство отцов и дедов.

 

Анатолий Петрович ШАПОВАЛОВ