Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Производительный потенциал России

Оценка текущей ситуации

 Вернуться к части 1

Часть 2.

Первоочередные меры для реализации в 2017–2018 годах

 

Для реализации в 2017–2018 годах мы предлагаем меры, направленные на снижение коррупции, улучшение предпринимательского климата и увеличение доходов Федерального бюджета на 13–16 трлн рублей ежегодно за счет более эффективного перераспределения имеющихся ресурсов и с целью кратного увеличения расходов на здравоохранение, образование, науку, культуру. Эти дополнительные доходы перекроют возможные поступления от непопулярных мер и позволят отказаться:

- от введения несправедливой системы «Платон»;

- от необходимости жильцам платить за капремонт, которого они никогда не увидят;

- от необходимости собирать среди граждан деньги на лечение больных детей;

- от отмены индексации пенсий работающим пенсионерам и самозанятым гражданам;

- от планируемого решения о введении с 2018 года курортного сбора в размере 100 рублей с человека за каждый день отдыха на курортах России и от многих других уже принятых или замышляемых правительством и Думой мер.

Более того, мы готовы в течение года доказать эффективность некоторых своих рекомендаций в 1–2 регионах России при минимальном содействии со стороны правительства. Реализация наших рекомендаций обеспечит тот самый рост ВВП, которого требует президент. В дальнейшем доходы будут расти за счет роста налогооблагаемой базы.

Ниже мы излагаем суть проблем и предлагаем меры по их решению.

 

1. Всеобъемлющая коррупция разрушает Россию

В 2017 году Россия в мировом рейтинге коррупции находится на 136 месте из 178 вместе с Нигерией и Киргизией. В мире нет примеров успешного экономического развития стран с такой коррупцией, как у нас. Мы и не развиваемся.

 

Предлагаемые меры:

- ввести порядок, при котором любой гражданин должен быть готов дать разумное объяснение происхождению своих богатств (недвижимости, акций, антиквариата, банковских счетов и др. в России и за рубежом), не подкрепленных декларацией об уплате налогов или не соответствующих получаемым доходам; см. также ниже п. 6;

- создавать процедуры, минимизирующие возможности коррупционных проявлений и обеспечивающие неотвратимость наказания. Например, отмена возмещения НДС экспортерам нефти и газа исключит злоупотребления и даст бюджету не менее 1 трлн руб.;

- ратифицировать Статью 20 Конвенции ООН о противодействии коррупции. Конвенция ратифицирована Россией в 2006 году в полном объеме за исключением статьи 20, которая гласит: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать»; не надо быть семи пядей, чтобы оценить актуальность статьи 20 для России.

 

2. В России производить невыгодно

Главная причина – высокие налоги. Например, если сравнить налоговую нагрузку на «модельное предприятие», предложенное Минфином в «Основных направлениях налоговой политики», в России и в США, мы увидим, что налоговая нагрузка на это предприятие в России в 58 раз выше, чем на такое же предприятие в США (табл. 2).

 

Таблица 2

Налог

Россия

США

 

 

Ставка

Тыс. руб.

Ставка

Тыс. руб.

Подоходный налог

13%

5.200

1039,6%

1.214*

Социальные взносы

30%

12.000

13,3%

5.320

Налог на прибыль

20%

17.600

1538%

0

НДС

18%

12.200

0

0

Налог на имущество

2,2%

4.400

0

0

Итого к уплате

51.400

 

6.534

 

 

 

 

 

 

 

Предлагаемые меры

Реформировать налоговую систему России в соответствии с указанными здесь рекомендациями, обоснования которых содержатся в наших НИР, выполненных в 2010–2016 годах и размещенных на сайте www.modern-rf.ru в разделе «Наши труды».

 

3. Сложность и запутанность налоговых процедур мешает работать

Ситуация ухудшается с каждым днем. Электронная отчетность проблем не решает. Она упрощает подготовку и сдачу отчета, но и увеличивает вероятность разорения предприятия по надуманным поводам. Например, объем полной квартальной Декларации по НДС для конкретного малого предприятия (12 человек) – 1 тысяча 444 страницы (рис. 1).

 

 

Рис. 1. Фото с экрана ПК Программы 1С-бухгалтерия

 

На бумажном носителе сдавать отчет не нужно, но ошибка на любой странице может привести к последствиям вплоть до уголовных.

 

Предлагаемые меры

Мы предлагаем, по примеру Швеции и некоторых других стран, ввести форму Налогового отчета (Декларации) на 1–2 страницах, на которых уместится необходимая информация о всех налогах. Проект такой формы нами разработан. В ней будет все видно: чем занимается предприятие, насколько исправно оно платит налоги и надо ли его проверять. В ней уместятся все показатели, которые декларирует предприниматель, за которые он несет ответственность и которых достаточно Налоговой инспекции.

 

4. Собираемость налогов в России не превышает 50 процентов

Министерство финансов обнародовало данные о том, что объем «серой» заработной платы в России оценивается в более чем 10 триллионов рулей в год. Видимо, намного «более»: например, подоходный налог и социальные взносы в 2015 году были собраны с налоговой базы 22 трлн руб., а доходы населения, согласно Росстату, составили около 50 трлн руб. И это – только учтенные доходы. Есть основания предполагать, что неучтенных доходов еще больше.

Еще ниже собираемость НДС. Анализ собираемости НДС показал, что при номинале 18% реальная эффективная ставка НДС в 2015 году не превышала 3,6%. Расчет простой: сумму собранного НДС, указанную ФНС в Форме 1-НОМ, делим на добавленную стоимость, указанную Росстатом, и получаем собираемость НДС, равную 22%. Кто-то скажет, что так считать нельзя. Но такая же цифра – 22,1% получена при изучении реальных отчетных данных на примере налоговой инспекции Курской области. Еще о НДС см. п. 6.

Но одни уклоняются от уплаты налогов, чтобы выжить; другие – из принципа «зачем платить, если можно не платить». Если обеспечить среднеевропейскую собираемость налогов, российская экономика рухнет.

 

Предлагаемые меры

Реализовать наши рекомендации по оптимизации налоговых ставок и по совершенствованию налогового администрирования.

 

5. Совершенствование системы подоходного налогообложения

Россия – одна из немногих стран с «плоской» шкалой подоходного налога (13%) и отсутствием необлагаемого налогом минимального дохода. Между тем расчеты показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30–50 процентов выше, чем в реальности (Шевяков А.Ю., Кирута А.Я. Неравенство, экономический рост и демография: неисследованные взаимосвязи, ИСЭПН РАН, М., 2009). Объяснение очень простое. Если у большинства населения нет денег, то нет покупательского спроса, и ВВП не растет. А богатые хранят свои средства за рубежом, тратят их там же на недвижимость и предметы роскоши (яхты, футбольные клубы и др.) или развивают там бизнес, что также не способствует российскому производству и росту ВВП.

Именно прогрессивная шкала позволяет перераспределять доходы наиболее оптимальным образом и за счет собранных налогов обеспечивать достойные зарплаты бюджетникам: учителям, врачам, работникам культуры, военным и др. Например, в США подоходный доход составляет почти половину бюджета, а у нас – около 10%. Сегодня в США максимальная ставка 39,6% с годового дохода 400 тыс. долл. В годы Великой депрессии Рузвельт ввел максимальную ставку в размере 75%, и богатые конгрессмены его поддержали, так как, в противном случае, боялись потерять головы.

Все страны, добившиеся успехов в экономике, а также страны БРИКС (кроме России) применяют прогрессивную шкалу. Плоская шкала хороша там, где нет избыточного неравенства. Применяют ее и там, где власти отдают приоритет интересам богатого меньшинства перед интересами страны и имеют возможность морочить головы своим гражданам.

При малых и средних доходах физических лиц налоговая нагрузка на фонд оплаты труда в России существенно выше, чем в развитых странах. Например, необлагаемый налогом доход одиночки в Германии составлял в 2016 году в переводе на рубли 46 тыс. руб./мес., в США – 45 тыс. руб./мес., во Франции – 32 тыс. руб./мес., в Китае – 38 тыс. руб./мес. По данным ВЦИОМ в 2014 году медианная зарплата на руки в России составляла 20,5 тыс. руб., то есть половина населения получала зарплату больше этой суммы, а половина – меньше. Если бы при сегодняшних зарплатах в России была французская или китайская шкала, то от налога были бы освобождены 60% населения; а если бы немецкая или США – 70–80%.

 

Предлагаемые меры

Мы предлагаем для России прогрессивную шкалу, при которой доходы до 20 тыс. руб. в месяц налогом не облагаются, до 250 тыс. руб. – ставка 13%, до 1 млн – 30% и свыше 1 млн руб. в месяц – ставка 50%. Предлагаемая шкала почти не затронет средний класс, половина населения будет освобождена от уплаты налога, а увеличение налоговой нагрузки почувствуют менее 1% населения (чтобы войти в 1% богатейшего населения России, надо зарабатывать 47 тыс. долларов в год, см. http://www.anews.com/p/24495268). При этом доходы бюджета вырастут на 1,5–2 трлн руб.

Одновременно с введением прогрессивной шкалы НДФЛ необходимо обеспечить эффективное администрирование этого налога и навести элементарный порядок с оценкой труда служащих предприятий с государственным участием. Например, необходимо принять закон, согласно которому доход руководителей предприятия не может превышать средний доход по предприятию больше, чем в 10 раз.

Именно прогрессивная шкала подоходного налога и его нормальное администрирование должны стать главными инструментами борьбы с незаконным обогащением и коррупцией. И дело здесь не в справедливости или несправедливости. Прогрессивная шкала – обязательное условие развития российской экономики. Пока руководство страны этого не поймет, развития не будет, что бы ни говорил Е.Г. Ясин – главный теоретик-апологет плоской шкалы.

 

6. Совершенствование налога на добавленную стоимость (НДС)

НДС – самый проблемный налог в России. Вместе с тем НДС – один из основных источников доходов бюджета. В 2015 году был собран НДС в сумме 4,1 трлн руб., или 32% доходов Федерального бюджета. Именно весомость НДС для бюджета требует особого внимания к способам и порядку реформирования этого налога. Основная ставка НДС – 18%. Некоторые виды продукции облагаются по ставке 10%, а некоторые – 0%. Экспорт НДС не облагается. Парадокс, но налоговой базой налога на добавленную стоимость является не добавленная стоимость, а стоимость реализованной продукции. Еще один парадокс – НДС взимают с авансов, то есть когда добавленная стоимость еще не создана. Существующие методика расчета НДС и система его администрирования открывают недобросовестным налогоплательщикам большие возможности для уклонения от уплаты налога и создают дополнительные проблемы для тех, кто хочет "заплатить налоги и спать спокойно". Именно с НДС связаны многочисленные конфликты между налоговиками и налогоплательщиками. Больше половины налоговых дел в арбитражных судах посвящены НДС. Половина осужденных предпринимателей сидят из-за НДС. Фактическая собираемость НДС, как было сказано выше (см. п. 4), не превышает 30%. Данные ФНС о собираемости 94% явно преувеличены. В Европейском союзе собираемость НДС не превышает 75–80%.

 

Предлагаемые меры

Ввести показатель «добавленная стоимость» в качестве основного отчетного показателя деятельности предприятия. Считать добавленную стоимость легко – все ее составляющие есть в отчетах предприятия. Мы предлагаем установить единую ставку НДС, равную 8%; сократить число льгот по НДС; считать НДС «прямым» способом как произведение добавленной стоимости на ставку налога; отменить возмещение НДС при экспорте сырья; 50% НДС оставлять регионам. Реализация предлагаемых мер улучшит предпринимательский климат, существенно сократит число дотационных регионов, повысит собираемость НДС с 30% до 90% и даст бюджету дополнительно 2–2,5 трлн руб.

Целесообразность предлагаемой меры подтверждается рекомендациями доклада Управления налоговой политики Министерства финансов США «Стратегия США в сфере налогообложения бизнеса на 21 век».

 

7. Около половины импорта и экспорта России идет «мимо кассы»

 

Таблица 3. Импорт в Россию и экспорт из России, по данным ФТС и ВТО, млрд долл. в 2011 году

 

 

 

 

Данные

ФТС*

Данные

ВТО**

Расхождение

Импорт

305,31

612,18

306,87

Экспорт

516,00

1034

518,00

 

* Федеральная таможенная служба.

** Всемирная таможенная организация.

 

 

По итогам нашей работы Межведомственная комиссия, созданная в 2015 году при Государственной Думе, по предложенной нами методике установила, что потери бюджета из-за непоступления таможенных пошлин и НДС составили в 2013 году 2,5 трлн руб.

Среди прочих товаров «утекает мимо кассы» значительная часть экспортируемых углеводородов. Например, по данным ООН, представленным Россией, в 2015 году Россия поставила в США нефтепродукты на 3 млрд долларов, а по данным, представленным США, они за тот же период получили их на сумму 9 млрд долларов. Соотношение данных по нефтепродуктам с Германией составляет 10,9 млрд и 27,1 млрд долларов. То есть эти две страны получили в 2,6 раза, или на 22,2 млрд долларов (1,36 трлн руб. по среднегодовому курсу ЦБ в 2015 году), больше, чем мы им поставили. Если это и не воровство, то, как минимум, информация к размышлению. Только этих денег хватило бы, чтобы удвоить расходы на образование, науку, культуру, кинематографию, здравоохранение и физкультуру, на которые в сумме в 2015 году было потрачено 1,22 трлн руб.

 

Предлагаемые меры

Меры, предлагаемые для уменьшения контрабанды и в борьбе с коррупцией, очень простые: Федеральная таможенная служба с применением «зеркальной статистики» должна обосновывать и подтверждать документами разницу своих данных и данных, представляемых странами-партнерами. Можно предположить, что при торговле с Китаем и Японией такие сверки проводятся, поэтому разницы в данных этих стран и России не превышают 15% (см. https://comtrade.un.org/labs/BIS-trade-in-goods/?reporter=826&year=2015&flow=2).

 

8. Социальные взносы – тяжкое бремя для предприятий

Номинальная ставка социальных взносов – 30% от фонда оплаты труда. Это бремя особенно тяжело для предприятий с низкими и средними зарплатами и с высокой долей добавленной стоимости в цене продукции. Налогооблагаемой базой социальных взносов так же, как и базой для НДФЛ, являются денежные доходы населения. В 2015 году эта база составила 22 трлн рублей, с которых были собраны социальные взносы в сумме 4,1 трлн рублей при номинальной ставке социальных взносов 30% и эффективной ставке – 4,1:22,0 = 18,6%. Снижение ставки связано с тем, что предельная величина годовой облагаемой базы для пенсионных взносов в 2015 году равнялась 711 тыс. рублей, а для социального страхования – 670 тыс. рублей.

 

Предлагаемые меры

Предельные облагаемые базы следует отменить, как это уже сделано для взносов в Фонд медицинского страхования, и установить единую ставку социальных взносов, равную 20%. В этом случае в 2015 году было бы собрано 22,0х0,2 = 4,4 трлн руб., то есть на 300 млрд рублей больше. Благодаря отмене предельных баз социальных взносов упростится их администрирование. При этом небольшое увеличение налоговой нагрузки почувствуют граждане с годовым доходом более 1 млн рублей. Снижение номинальной ставки социальных взносов в 1,5 раза (с 30% до 20%) положительно скажется на предпринимательском климате и на конкурентоспособности предприятий с высокой долей добавленной стоимости в стоимости реализованной продукции.

 

9. Офшоры и зарубежные юрисдикции – угроза национальной безопасности России

Почти всё, что в прошлые годы было построено нашими отцами и дедами и досталось новым собственникам менее чем за 1% балансовой стоимости, сегодня России не принадлежит. Впрочем, России не принадлежит и то немногое, что было создано в последние годы. Если бы завтра все офшорные зоны были закрыты, бюджет нашей страны был бы, как минимум, вдвое больше. Ведь миллиарды от «распилов», «откатов» и «заносов» большей частью идут за рубеж в офшоры. Туда же идут дивиденды, размеры которых зачастую существенно превышают фонд оплаты труда всех работающих на зарегистрированных за рубежом российских металлургических комбинатах, шахтах и других предприятиях. Есть лишь одна, хотя и достаточно веская, причина, оправдывающая использование офшоров россиянами: исключительно плохой предпринимательский климат в нашей стране, и в частности незащищенность прав собственности.

 

Предлагаемые меры

На первом этапе следует запретить пользоваться офшорами, офшорными схемами и зарубежными юрисдикциями чиновникам, а также предприятиям с государственным участием («Газпром», «Роснефть», «Транснефть» и др.), предприятиям, полученным в результате залоговых аукционов (Норильский никель, «Лукойл», «Сибнефть», Новолипецкий металлургический комбинат и др.), и предприятиям, работающим в сфере ЖКХ. И этого было бы достаточно, чтобы изменить в России экономическую ситуацию и решить многие социальные проблемы нашей страны. График вывода предприятий из офшоров необходимо разработать в течение полугода. И в течение 1–2 лет этот график должен быть выполнен. Для решения проблемы нужна политическая воля руководителя страны. Но для этого он должен быть ее патриотом.

 

10. Пути повышения эффективности изъятия природной ренты

Мы стали типичной сырьевой страной, в которой львиную долю доходов составляют доходы от нефти, газа и других полезных ископаемых. Доля сырья и полусырья в экспорте России превышает 80%. При этом неэффективность добывающих отраслей становится все более очевидна. В первую очередь это касается нефти и газа.

Более 75% всех предприятий нефтегазового сектора приватизировано и продано государством частному сектору и западным компаниям аметим, что в Китае добыча нефти и газа на 99,4% принадлежит государству). При этом оценки приватизации и механизмов смены собственников далеко не однозначны не только с точки зрения целесообразности, но и с точки зрения законности. Во многих случаях прослеживается отсутствие здравого смысла, но почти всегда – корысть и коррупция.

Несмотря на огромные затраты и ту роль, которую нефть и газ играют в экономике России, темпы развития этих отраслей нельзя назвать удовлетворительными. Например, добыча нефти и газового конденсата с 1990 года по 2015 год выросла лишь на 3,5%, с 516 до 534 млн тонн. А добыча газа в 2015 году упала по сравнению с 1990 годом с 531 млрд куб. м до 417,2 млрд куб. м, то есть на 19,9%.

Наши основные добывающие компании – «Роснефть» (более 40% добываемой в России нефти) и «Газпром» (около 70% добываемого в России газа) тоже работают неэффективно.

Например, согласно отчету «Роснефт», за 2015 год добыча нефти в нефтяном эквиваленте составила 254,2 млн тонн, или 1855,7 млн баррелей (1 тонна = 7,3 барреля), а полная выручка составила 3,83 трлн руб. Если считать по выручке, полная себестоимость (с/с) 1 барреля составила 2,06 тыс. руб., или 34,4 доллара при курсе 1 доллар = 60 рублей.

Согласно тому же отчету, полная с/с продаж ОАО «Роснефть» в 2015 году составила 2,61 трлн рублей. Следовательно, с/с одного барреля равна 23,47 долл. Между тем, по словам президента ОАО «Роснефть», себестоимость добычи не превышает 4 долл. за баррель (см. http://www.rbc.ru/business/22/03/2016/56f1aabc9a79477047ec82d2), что противоречит официальным документам – отчету ОАО «Роснефть».

К тому же у «Роснефти» огромные долги. Например, по итогам 2016 года общие обязательства «Роснефти» по долгам и предоплате составляют 5,2 трлн рублей, или 104% от годовой выручки компании. Это беспрецедентный показатель по международным меркам; у многих мировых нефтегазовых компаний соотношение долга к годовой выручке – в худшем случае 10–15%. При этом большая часть привлеченных заемных средств была потрачена на приобретение активов, а не на производственные инвестиции.

Об эффективности работы ОАО «Газпром» можно судить по данным табл. 4.

 

Таблица 4. Результаты работы Газпрома в 1999 и 2015 гг. (в России около 20% мировых запасов газа)

 

Показатель

1999 г.

2015 г.

Рост/падение

Добыча газа, млрд куб. м

546

419,5

падение на 23,2%

Добыча газа в США, у которых 6% мировых запасов газа, млрд куб. м

533

767

рост на 43,9%

Доля в мировой добыче

23,5%

11,8%

падение в 2 раза

Численность персонала, чел.

298 тыс.

449 тыс.

рост в 1,5 раза

Издержки, долл. на 1 тыс. куб. м

17,2

118,2

рост в 6,9 раза

Число долларовых миллиардеров среди подрядчиков «Газпрома», чел.

1

более 10

 

 

Как пишет В. Иноземцев, «Газпром» усвоил основной принцип российской бюрократии: превращение службы обществу в самый доходный вид бизнеса. Описываемые сегодня «непроизводительные» расходы, составившие 2,4 трлн рублей за последние десять лет, не столь уж непроизводительны, если учесть появление за это время среди подрядчиков «Газпрома» не менее десяти официальных и, вероятно, еще больше неофициальных долларовых миллиардеров.

Если рассматривать проблему с общих позиций, следует признать, что обмен продуктов природы на готовую продукцию, произведенную трудом народов других стран, с точки зрения обеспечения долгосрочного экономического развития не имеет перспектив. ВВП при этой модели может расти, но это – рост за счет истощения, расхищения материальной базы экономики. Это не значит, что следует немедленно прекратить или сократить экспорт сырья и полусырья, доля которых сегодня составляет более 80 процентов нашего экспорта и около половины доходов российского бюджета. Но к этому надо стремиться и принимать меры для переработки сырья в продукцию с высокой долей добавленной стоимости в целях импортозамещения и экспорта. Продукцию с клеймом «Сделано в России» должны увидеть за рубежом и тем более в России.

Что касается проблемы повышения эффективности недропользования, то для нашей страны она становится особенно актуальной в условиях обрушения мировых цен на нефть. Россия – одна из немногих стран, чьи человеческие и природные ресурсы позволяют при необходимости быть самодостаточными и независимыми от внешнего мира. Для этого нужно иметь развитую экономику – мощную промышленность и сельское хозяйство. Но прежде всего мы должны более эффективно использовать свои недра.

Нефть и газ – наши кормильцы. Сегодня компании сами добывают сырье и сами его продают. Государству они платят налог на добычу полезных ископаемых, акцизы и экспортные пошлины, составляющие сырьевую ренту. Как пишут «Ведомости» от 19 февраля 2014 года, доходы от сырьевой ренты в 2013 году составили 27,4% доходов консолидированного бюджета, или 6,7 трлн рублей. Много это или мало? Сколько должно быть? По нашим расчетам, в бюджет должно было поступить на 3 трлн рублей больше. Естественно, с нашими расчетами нефтегазовые компании не согласятся и приведут множество аргументов. Возможно, мы что-то не учли.

 

Предлагаемые меры

Чтобы не было споров и с целью повышения эффективности изъятия природной ренты, предлагаем простое решение: право добычи нефти и газа следует давать компаниям на конкурсной основе с фиксированной платой за единицу добываемого сырья. При этом сырье остается в собственности государства, которое продает его на экспорт по мировым ценам без использования офшоров и посредников, а на внутренний рынок – по ценам, обеспечивающим максимальный народнохозяйственный эффект.

За право работы на таких условиях российские компании ведут борьбу за рубежом. Например, в 2009 году при проведении тендера в Ираке победила заявка «Лукойла» и Statoil (Норвегия), так как консорциум предложил самые выгодные Ираку условия: государство отдает компаниям в качестве вознаграждения 1,15 доллара за каждый добытый баррель, а консорциум обязуется нарастить добычу до 1,8 миллиона баррелей в сутки. В таких тендерах принимают участие компании всего мира. Нефтяные компании не могут заработать на повышении мировых цен на нефть, но зато заинтересованы в повышении производительности труда и снижении издержек при добыче. На этих же условиях «Лукойл» начал промышленную добычу нефти на месторождении «Западная Курна-2». Затраты «Лукойла» на проект правительство Ирака будет оплачивать добываемой нефтью. «Лукойл» уже потратил на проект около 4 млрд долларов. А общие инвестиции «Лукойла» составят 40 млрд долларов (около 2,4 трлн руб.). И не нужны никакие акцизы, НДПИ, НДД и прочие придумываемые и всегда спорные налоги и сборы. Пусть добывающие компании платят налоги как обычные производственные предприятия. А деньги за продаваемые природные ресурсы пусть полностью получает государство и тратит на государственные нужды, то есть на нас.

Вводить предлагаемый порядок недропользования можно постепенно. Например, сначала проверить его эффективность на новых месторождениях.

А цены на бензин внутри страны правительство России могло бы регулировать, исходя из задач развития нашей страны. И 10 рублей за 1 литр бензина АИ-92 – вполне нормальная и реальная цена.

Снижение цен на нефтепродукты (бензин, солярка, мазут) будут способствовать развитию села; потянут за собой снижение цен на электроэнергию, тепло и услуги ЖКХ.

Перечисленные проблемы и пути их решения не исчерпывают всех проблем, стоящих перед нашей страной. Но, очевидно, их решение не исключает и даже будет способствовать решению других проблем.

В подготавливаемой нами Стратегии «Экономика здравого смысла» вышеуказанные и другие меры будут даны с подробными обоснованиями. Нашу работу по созданию «Стратегии» тормозит отсутствие «Заказчика» – мы не можем найти тех, кому это нужно.

Тем не менее мы сочли целесообразным вынести для общего сведения и для обсуждения первоочередные меры, предлагаемые для реализации в 2017–2018 годах. Это – минимум для создания в России нормальной экономической среды.

Мы очень надеемся, что наши идеи овладеют массами, станут материальной силой и будут реализованы в нашей стране на ее благо.

Дополнительные доходы бюджета в 2018 году благодаря реализации наших рекомендаций, по нашим прикидкам, составят от 13 до 16 трлн руб. (см. табл. 5) за счет перераспределения имеющихся ресурсов. В дальнейшем доходы будут расти за счет роста налогооблагаемой базы благодаря улучшению предпринимательского климата в России.

 

Таблица 5. Дополнительные доходы бюджета в 2018 году от реализации предлагаемых мер

 

Предлагаемая мера

Дополнительные доходы бюджета, трлн руб.

Совершенствование подоходного налогообложения

 

2–3

Совершенствование НДС

2–2,5

Наведение порядка на таможне

 

2–2,5

Изменение порядка добычи нефти и газа

 

2–3

Вывод российских предприятий из офшоров и зарубежных юрисдикций

 

 

5–6

 

Итого

 

от 13 до 16 трлн руб.

 

Владимир Анатольевич Кашин,

 д.э.н., государственный советник налоговой службы II ранга,

 член правления ЭАЦ «Модернизация»,

 в 20022011 гг. первый заместитель директора

 ФГУП «Институт развития налоговой системы ФНС»,

 научный руководитель разработки;

Михаил Давыдович Абрамов,

 к.т.н., вице-президент ЭАЦ «Модернизация»,

 ответственный исполнитель;

Михаил Александрович Бочаров,

 руководитель Центра стратегических исследований;

Василий Михайлович Симчера,

 д.э.н., профессор,

 Заслуженный деятель науки РФ,

 директор НИИ статистики

 

 

Источник –

http://rusrand.ru/analytics/proizvoditelnyy-potencial-rossii-ocenka-tekuschey-situacii